Форум » Отзывы/разговоры » Своё/найденное в сети и просто общение про ИХС - 2 » Ответить

Своё/найденное в сети и просто общение про ИХС - 2

ПАПА: Ну что, кто сегодня идёт? Поделитесь потом впечатлениями?

Ответов - 299, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

Svetlanka: Как и обещала, переношу свой отзыв о спектакле 25 сентября при первой же возможности на форум из ВК. Вчера я побывала на своем восьмом спектакле. Перерыв был большой, с того самого "крайнего"спектакля. Поймала себя на мысли, что каждый раз нахожу что-то новое и не замеченное в предыдущие походы. Вчера я сидела во втором ряду, поэтому мне были слышны покрикивания, вскрики без микрофонов, но громко. Обычно у меня такие места, что не слышно этого) О любимом Иисусе в исполнении Анохина не могу сказать ничего плохого, для меня он лучший, его голосом я могу долго наслаждаться и спокойной, местами резкой игрой. Гефсимания как всегда бесподобна (на мой вкус), прозвучала не так, как в последний мой поход: Анохин по пути наверх еще раз пропел "Боже, за что мне смерть", а наверху "Бей, терзай" было высоко, а дальше более спокойно. Пока не осмыслила второй экспромт, но первый понравился. Я впервые близко видела Пилата в исполнении Бобровского. Это ГЕНИАЛЬНО! Каждый поворот головы, бровь, взгляд, ракурс, интонация... И интересно безмолвное общение с Кайафой. Так бы и любовалась прекрасной игрой артиста)) Отметила, что Иуда в этот раз повесился на черном лоскутке ткани, а не в петле, интересно было. Мне очень понравился в этот раз Иуда, не только игрой, но и пением. Я ходила с другом, который впервые на спектакле, боялась, что Валерий войдет в азарт и будет трудно воспринимать текст. Но нам повезло) Ирина Климова меня поразила в сцене с Пилатом! Ощущение, что после антракта вышел другой человек! Очень здорово! Ирод в исполнении Андрея Смирнова блистателен и блестящ во всех смыслах) парик немного странный, но очень интересно и здорово. Приятно, что артист работает над собой и ролью, придумывает новое. После "Эстетов", где Филиппов мастерски укладывает огурцы в банку, было слегка трудно перестроиться на Симона, но получилось. Интересно было наблюдать за реакцией героя после своей главной арии. Такое как бы внутреннее пыхтение что ли. Сенидрион я воспринимаю практически в любом составе. В этот раз наблюдала усиленно за Андреем Межулисом, он периодически такие взгляды непередаваемые выдавал) а еще мне понравилась скорость переодевания в белый костюм: легким движением руки мантия расстегнулась и оказалась на полу) Я была удивлена, когда Кайафа появился в пиджаке на голом теле. У меня был слегка шок) но он же главный, пусть ему будет можно разок так появиться (ну или я не обращала до этого пристального внимания на костюм). В конце меня удивило, что был только один мотоцикл, но из ситуации неплохо вышли: Иуда проводил взглядом уезжающих Марию и Иисуса. Для меня спектакль прошел отлично, я очень рада, что пошла, приятно было видеть забитый зал и слушать и принимать участие в бурных овациях. Мне показалось, что спектакль записывать собирались, по крайней мере до начала стоял оператор в углу сцены. Но не могу удержаться от ложечки дегтя в адрес звуковика. Почему Пилат шепелявил?! Может, у меня какие-то галлюцинации, но на шипящие микрофон странно реагировал. Почему у Магдалины периодически фонил микрофон? Это, как и холод в зале, не испортили мне настроения, но было бы лучше без неполадок. Не сомневаюсь, что если руководство будет выставлять похожий состав, мои походы на спектакль перевалят за десять. На мой взгляд, новый сезон спектакля открыт отлично) P.S. уже выяснила, что Бутенко всегда так выглядит)

MonaLisa: В среду 1 октября снова посетила любимую рок-оперу «Иисус Христос Суперзвезда». Извечная тема, толпа и личность. Всегда опасен человек, который следует своим путем и имеет собственные мысли не похожие на общепринятые... На этот раз спектакль заставил меня задуматься на тему, насколько же люди по отношению друг к другу разные и далекие планеты. У каждого свои амбиции, желания и отсюда нереалистичные ожидания по отношению к кому-либо, которые зачастую и приводят к трагедиям, а лучшие начинания заканчиваются печально. Не даром сказано «Не сотвори себе кумира!» Евгений Вальц - Иисус Христос. Как всегда сильная, проникновенная игра. До сих пор в голове звучат прекрасные чистые верхние ноты, когда Евгений пропел «Вон негодяи! Вон!» в сцене с торговцами. Очень мощно и пронзительно в исполнении Евгения прозвучала Гефсимания — последнее отчаянное обращение к Богу, человека, который проходит через страшные испытания. Мало того что он заранее знает о своей страшной судьбе, но и ему не на кого опереться на своем пути. Единственное, что ему остается — это вера! Как ни парадоксально, не только окружающие, но даже Всевышний оставляет его один на один со своей судьбой и не дает ответа за что он должен пойти на такие жертвы, как отдать свою жизнь за чужие грехи. Потому что Истинная Вера не должна иметь подтверждения. Либо Иисус сам пойдет до конца, либо откажется принять свою судьбу. И в этом заключается его испытание. Вообще Иисус - единственный персонаж, от которого все что-то требуют и на которого все возлагают свои надежды. Человек которого общество выбрало своим лидером, без его согласия на это. Прежде чем идти за кем-то, надо спросить, а куда он собственно говоря идет и по пути ли вам с ним. Симон усматривает в нем лидера революционеров, Иуда, наряду с Симоном, тоже видит в Иисусе лидера повстанцев, идя с которым по одному как он думает пути, он сможет возвыситься , апостолы считают, что он гарантированно приведет их в Рай, а пока можно влачить бесцельное существование, не прилагая никаких усилий, только пить и петь гимны во славу Иисуса. Ирод видит в нем лекарство от скуки и ждет от него чудес, Первосвященники уверены, что он объявил себя богом, чтобы подчинить себе всех, стать царем Иудеи и подсидеть их: «Пусть невежды это видят, Что нам нравится их лидер, Ведь толпа всегда слепа. Но когда она поймет, Что он не Бог, что он им лжет, Ему конец - сомненья нет!» Сначала общество добровольно выбирает себе лидера, восхищается им, преклоняется перед ним, но как только выясняет, что он не желает следовать его разнообразным и подчас довольно противоречивым целям, тут же с ненавистью вопит: «Ату его! Разорвать, уничтожить, распять...» Не говоря уж о тех, кто видит в нем конкурента, как Первосвященники. И вот уже Симон произносит: Оказался жертвой собственных идей, Был почти что Богом, а теперь он где?» И Иуда с ненавистью: «Тобой был пленен я, теперь презираю!» Ирод: «Он не смог ничего, гоните в шею его!» На самом деле Иисус - это человек, который призван следовать своему внутреннему голосу, внутренней системе высших духовных ценностей, которые диктует ему совесть или иначе Высшая Воля, ценностям, которые непонятны простым людям и могут вызывать у них недоумение и презрение, как и человек, который пытается распространить эти ценности среди них. Александр Емельянов — Иуда Искариот. Для меня игра Александра в этом спектакле — это прорыв!!! Появилась большая уверенность в игре, раскованность и естественность. Чуть не хватило страстности в отстаивании своих позиций в сцене «Тайной вечери» до момента когда Иуда поет: «Тебя раздавят и сомнут как выжатый лимон». Но в остальном — игра Александра для меня была очень приятным сюрпризом!!! Александр сыграл сомневающегося Иуду Его Иуда еще среди учеников Иисуса, еще следует за своим учителем. Но он это делает лишь по инерции. Иуда Александра нервен и неспокоен, он чувствует сильное душевное смятение, будущее страшит его, потому что он уже не верит Иисусу, он не включен в происходящее. Проблема Иуды наряду с Симоном заключается в том, что он воспринимает Иисуса, как неудавшегося лидера повстанцев: «Ты открой глаза, взгляни наконец! Ты не видишь, что воли нам нет? Мы подвластны Риму - Разве ты мог забыть о нем? Я же помню, как в начале борьбы Ты для нас был подарком судьбы...» Его цель не соответствует внутренним устремлениям Иисуса. Скорее уж ему должен быть близок по цели Симон. Тот как раз только и думает как организовать восстание против римского ига. К тому же Иуда ясно и четко признается себе в том, что больше всего боится безвестно пропасть, не оставить заметного следа в истории: «Мне страшен неведомый груз! Мой разум так чист, И я понял, чего я боюсь: забвения! Забвения!» И вот наступает его звездный час! Правда предложение исходит от Симона, а не от Иисуса, но какое! Возглавить освободительное движение против римских захватчиков. Именно то, о чем он мечтал: «Свято место пусто, Может, ты займешь? Ты же знал Иисуса - разве это вождь? Оказался жертвой собственных идей, Был почти что Богом, а теперь он где? Люди жаждут крови, дух неистребим! Значит, и о нас еще услышит Рим!» На что Иуда испуганно говорит Симону: «Иисус к смиренью звал, А ты зовешь на крест!» И при этом, разочаровавшись в своем кумире, отправляет его на этот самый крест,сдав его Первосвященникам! Значит у самого смелости не хватило пойти против римлян, а возможно и на смерть, а отправить человека, который хорошо к нему относился и сделал своей правой рукой на крест — на это смелости хватило! Более того, он мог бы осознав свой поступок, искупить свою вину все-таки возглавив освободительное движение против римлян, и так во искупление встретить свою смерть, или победить. Вместо этого он также трусливо как предал Иисуса и отказался от войны, предпочел покончить с собой. Я не понимаю в принципе как можно восхищаться этим персонажем, чью логика поступков для меня загадка. А назвать женщину, которую он в тайне желает, девкой, тоже очень некрасиво и не по мужски. Его можно пожалеть как труса, но не восхищаться им. Ирина Климова - Мария Магдалина. На мой взгляд у Марии Магдалины Ирины возвышенная, платоническая любовь к Иисусу. Она и готова идти за ним, и в то же время неосознанно пытается отвлечь его от происходящего, так как хочет оградить своего любимого от всех невзгод, которые его ожидают. Любящая и жертвенная. Как всегда очень сильно в исполнении Ирины сыграна сцена, когда Мария в полубезумном состоянии, когда бичуют Иисуса кричит: «Зачем его бьют? Боже праведный, Услышь и позволь Мне принять эту боль Как свою! Иисус! Мой свет, моя звезда, Я знаю, ты уйдешь! Но близок час, когда Меня ты призовешь! Когда моя любовь преодолеет тьму, Я следом за тобой распятие приму!» Очень красиво прозвучала на финале ария «Как его любить»! Понтий Пилат и Кайафа— Александр Бобровский. Вот умеет Александр каждый раз по разному расставлять акценты, привнося в традиционные слова скрытый, глубокий подтекст! В этот раз Пилат был спокоен и ироничен, прекрасно осознавая собственную силу в случае с противостоянием Кайафе. С какой внутренней насмешкой он произносит: «Я не вижу причин сколь-нибудь веских Для тебя, Кайафа, лично, демонстрировать лояльность - Слишком мелок вопрос!» И вот уже совсем по другому звучит подтекст: «Я не боюсь тебя, тебе меня не сокрушить, ты для меня слишком мелок! И с каким удовольствием я бы не стал помогать тебе!» Здесь Пилат не боится, но откровенно насмехается над Кайафой. В сцене с Иисусом, Пилат также мудр и спокоен. Он прекрасно понимает, что Иисус своими словами о Царстве Справедливости, где не надобно будет никакой власти подписывает себе смертный приговор. И в сцене суда над ним, он устало и с грустью говорит: «Слышишь, народ твой хочет тебе лютой казни? Что ты молчишь, ведь близок твой смертный час! Думай быстрее, я же последний твой шанс!» Мол ради кого все это? Ради этой озверевшей, оголтелой толпы, которая рада разорвать тебя на части? Пилат умывает руки только тогда, когда не остается уже никакой надежды помочь Иисусу. Понимая, что тот окончательно отказался от спасения, поэтому его вины тут нет. Кайафа — Вячеслав Бутенко. В этот раз Вячеслав сыграл Кайафу, который всерьез опасается, что гордый пророк Иисус может прийти к власти, он верит в это и не на шутку испуган. Поэтому в сцене с Пилатом, он явно находится на пределе и иногда кричит на Пилата будучи не в состоянии сдержать своего раздражения, не только от того, что ситуация с Иисусом вышла из под его контроля, но и потому что должен обратиться за помощью к нему, своему злейшему врагу. Антон Аносов — Царь Ирод. Антон был как всегда прекрасен в роли избалованного и склонного к самолюбованию царька. И снова театр одного актера — Ирода, который посчитал что «развенчанный чудотворец», прекрасно оттенит его величие и деланное великодушие. «Гоните в шею его!» рисуется он перед народом, мол он ни на что не способен, жалок и никому не нужен, поэтому я его отпускаю по доброте душевной на все четыре стороны, а что с ним случится дальше то не моя забота, пусть решение о его судьбе принимают другие. Олег Кузнецов — Симон. Парадоксальный персонаж. Рвется в бой, но при этом не хочет излишней ответственности и желает быть на вторых ролях. Возможно, втайне, он не уверен в удачном исходе войны против римлян и желает подстраховаться. Если что, все шишки падут на неудавшегося лидера восстания, которого он активно пытался сделать из Иисуса. Спасибо всем артистам за прекрасно сыгранный спектакль! Энергетика была у всех на должном уровне! И еще раз спасибо звуковикам за идеально выставленный звук!

ПАПА: Найдено на форуме сайта актёра Дениса Суханова: Иисус Христос – Суперзвезда. Театр им. Моссовета. 08.08.14. Начну с САМОГО ГЛАВНОГО – того, что во многом определило мое отношение ко вчерашнему спектаклю: в Театре Моссовета просто нечеловечески жарко и душно. Задние ряды и «верха» просто погружены в бескислородную духоту – и, скажите, можно ли вдохновенно смотреть спектакль, сопереживать его героям душою и сердцем, если мысль одна: дайте глоток свежего воздуха! пожалуйста!!! Повторяю, это – главное. И, если администрация театра так экономит на проветривании и кондиционирования помещения, пусть пишет на билетах о том, что зрители не в купальниках и без вееров в зрительный зал не допускаются. Вот такая абсолютно нешуточная шутка. Впрочем, помимо страшной духоты в Моссовета вчера был вечный, бесконечный (по времени его эксплуатации) «Иисус Христос». А кроме этого – молодой человек, играющий в фойе на рояле, открытый балкон с видом на фонтан, рыбки в огромном аквариуме и оазисы с экзотическими растениями (ну, рыбки не живут вечно… а интересно – сохранилась ли хоть одна пальма с тех стародавних времен, когда я ходила в Моссовета смотреть «Царскую охоту» с Марковым и «Глазами клоуна» с Бортниковым?). Что до спектакля – мюзиклы пересказывать трудно, так что идите и смотрите сами (билеты вполне доступны). Спектакль, несмотря на его многолетнюю прокатную судьбу, неплохо сохранился: хорошая техника в пении и движении… правда, такая эфемерная штука, как «душа спектакля», малость потускнела – но давайте спишем это на актерскую усталость в конце сезона и… возможно, за кулисами и на сцене так же душно, как в зале? Из актеров (к коим, в общем-то, претензий серьезных нет) особо хочу выделить Валерия Яременко в роли Иуды. Роль, конечно, вообще прекрасная, с замечательными ариями – но радостно было видеть, что, невзирая на все эти концы сезона и т.п. актер не спускает колки нервов и рвет сердце пополам – и сердце своего героя, и наши, зрительские сердца. А вообще – спектакль (как и история, в нем рассказанная) – абсолютно вневременной. Подумала, что ключевым в названии является слово «суперзвезда», а «Иисус Христос» добавлено ради определения конкретики… ну, т.е. взята частная история, более-менее известная всем, и на ее основе показана общая тенденция. Именно: вот появился некто, кто по общему объему положительных качеств и харизме многократно выше большинства. И что? А начинаааается… Кто-то хочет «войти в тесный круг» и решить свои личные проблемы за счет чужого имени. Кто-то обожает (а как не обожать человека, от которого энергетика – просто как свет божественный льется?) и одновременно ненавидит (а как не ненавидеть:- ты такой же, как он: и красив, и умен, а, как ни крутишься – все лишь жалкая малозаметная тень в Его сиянии). Всем вокруг хочется обожать, и, в этом обожании, хотя бы кусочек Его любви и внимания себе урвать…совершенно не задумываясь, что – «вас слишком много», и каждому равного внимания не получить (даже от всемогущего и всевидящего Бога). А еще – общее обожание оч.легко переходит в общую ненависть: оказывается, что дотронуться с любовью рукой для многих равноценно – ударить в ненависти ногой… И войти в историю – если не за счет предательского поцелуя, то хотя бы потому, что твой крик «распни его!» был первым или громче других… И – «я умываю руки»… Ведь можешь сделать, можешь спасти… но находишь тысячу причин, чтобы не делать и не спасать (себе дороже!). К тому же «живая власть для черни ненавистна, они любить умеют только мертвых»: потому что живой человек, который «не такой, как все», который выше – он все-таки вызывает и зависть, и ненависть… Умирающий – на кресте ли, в своей ли постели) – жалость. А вот мертвые сраму не имут – и можно их подчистить, и позолотить, и их отчаяньем сорванный голос превратить в приятный фальцет… Да. История эта – вечная, вневременная, и совершенно не зависящая от имен действующих лиц. Свершает колесо свой полный круг, и – «всё сначала, ну и ну! всё сначала!». Впрочем, может быть, эта возможность «всё сначала» - она во спасение человечества. Потому что жизнь – вечна. Так же, как вечно и всепрощение (дружеское пожатие рук Иуды и Христа в финале). И Любовь – настоящая! – она тоже на все времена. И, как когда-то герой входил в Иерусалим в сопровождении восторженных почитателей (какая-то бесконечная и прекрасная, кстати, сцена), так и в финале он (или это уже – другой?) едет по тому же кругу, въезжая в те же ворота, на мотоцикле… и опять – почитатели, почитатели, почитатели… А ведь наверное, это счастье – прожить ВОТ ТАК хотя бы три года… несмотря на страшную усталость, на предвидение конца… Да. Счастье. Потому что есть люди, для которых отдавать гораздо больше, чем забирать себе – это смысл жизни. …И еще. Вот почему Иисус отказался явить чудо перед Иродом? Не потому, что не смог… Просто чудо, «являемое» по приказу или за деньги – это просто фокус. А наш герой не фокусник. Он – Иисус Христос. Сын Бога. И пока пойманные им души, словно рыбки, бьются в сетях Искренности и Правды – может, удастся им услышать тихий звон колокольчика, которым их пробуждает Совесть?


ПАПА: Найдено в жж: Пилат-Пилат-Пилат (рок-опера ИХС, театр им Моссовета) Совсем не хочется начинать с положенного предисловия: где и как давно идет; когда первый раз увидела и сколько раз посещала вообще... Одна моя знакомая сказала как-то: привычка часто посещать полюбившиеся спектакли сродни гурманству - вкушаем же мы снова и снова полюбившееся блюдо! и право слово, в этом что-то есть)) Но... давайте считать, что лично я на диете, поэтому театральное фуа-гра часто не употребляю. Но при этом высоко оцениваю и вкус помню. Итак: спектакль "Иисус Христос - суперзвезда"... театр имени Моссовета... образ Понтий Пилат... в исполнении Валерия Сторожика... сцена "Допрос"... присутствуют: Понтий Пилат (Валерий Сторожик), Кайафа (Вячеслав Бутенко/Владимир Прокошин), Иисус из Назарета (Валерий Анохин) Я несколько раз наталкивалась на отзывы, по которым выходит, что Пилат Валерия Сторожика - как-то... не любим большинством. Малопривлекателен он - такая вот трактовка Всадника Золотое Копье! по крайней мере, для женщин. Не скрою: как-то в первые минуты он и у меня вызвал некоторое недоумение. Почему же такой образ, такая трактовка, такое восприятие? Вот чем мне нравится театр Моссовета и П.О. Хомский, так это свободой, которая предоставляется актерам, верой в их талант, в их ум, в их глубину. Дается общий рисунок... я бы даже сказала, карандашный набросок; а вот краски уже предоставлены актерам! Почему я на это сразу же обратила внимание? разумеется на контрасте. Не так уж много театров я люблю. Какие-то спектакли мне интересны "режиссерским выпендрежем", откровенным глумом, очень тонкой, филигранной актерской работой. Но Моссовета из этого ряда выбивается. Театр именно актерский, а не режиссерский. Без выпендрежей. Взбалтывающий, но не встряхивающий и не вытряхивающий из привычных мыслей. И выбивающийся из общего ряда. Мне тут пришло в голову, что я люблю "жесткие" и "полужесткие" театры. И по моему восприятию, самый жесткий - это Сатирикон. Это мое восприятие. В Сатириконе два "важных" режиссера (ну, элементарно: по числу поставленных на его сцене спектаклей) Юрий Николаевич Бутусов и САМ, то есть, КАР, то есть Константин Райкин. Представить, что в спектакле Бутусова будет второй состав... Не будет. В спектаклях самого КАР есть вторые составы. Но рисунок роли настолько четко прорисован, вырезан, задан, что исполнение отличается, поскольку актеры разные люди, у них разная энергетика, приемы, опыт. Но отличие идет на уровне деталей. Ну... как, например, в "Доходном месте": у Дениса Суханова был Вышневский, умеющий глубоко и страстно любить; а у Максима Аверина Вышневский снова и снова страстно влюблялся отвергающую его Анну Павловну. Разница? практически незаметная, на самом деле. Действительно, как отличить влюбленность от любви? что прекраснее, и вообще - не одно ли это и тоже? В целом, все жестко. Так вот... вернувшись в Сад-аквариум и к современно-библейским временам и к Пилату... Я в конце концов увидела всех трех исполнителей. И вот на сейчас не буду выбирать, если понадобиться, на которого сходить. Как настроение будет; кто мне будет нужен: Пилат - адвокат и философ (Бобровского), Пилат - доктор-психиатр (Стравинский, какая прелесть; а каков последний монолог...) или Пилат... милые женщины, истинный мужчина... которых мы из них очень часто ухитряемся сделать, несмотря на то, что "никого невозможно изменить" - а потом еще и клянем: результат-то не нравится! Великая троица: Пилат - Иисус - Кайафа с участием Валерия Сторожика в моем представлении играет семейную драму, любовный треугольник, возможный адюльтер. В основании этой весьма неожиданной трактовки Валерий Сторожик; наблюдать работу актеров - одно удовольствие! И... упрек женской половине человечества))) Как здесь не крути, почему так привлекательны Пилаты Александра Яцко и Александра Бобровского? да потому что сильные мужчины! Вступают в противоборство в Кайафой и, если уж не выигрывают, то проигрывают с честью! Рявкнуть могут, проигнорировать жену, послать... к Ироду, так, что и не рыпнется, если надо. Я не оговорилась. "На жену" - потому что в этих взаимоотношениях Кайафа выглядит весьма хитрой и властной женой, а Пилат мужем. А у Валерия Сторожика мужем-подкаблучником. "Высоким идеалом московских всех мужей"; и не только московских. Это же оно со сцены так противно, а в быту очень даже ничего: "беречь и пеленать, и спосылать за делом", за режимом дня следить, проверять, чего пил-ел и... где вообще торчит, когда нужен здесь и сейчас. Валерий Сторожик дал Пилата иного, чем его коллеги: чопорного, консервативного, служаку, очень удачно вышедшего в отставку и пересевшего в бюрократическое кресло. И у него начальника-кесаря на дому заменяет женушка-Кайафа. И конечно, в нем не сразу, но солидарность мужская по отношению к Иисусу-то просыпается... но Иисус просто пророк - сегодня есть, завтра нет - а с Кайафой ему жить и жить! Нет у меня опыта многоразового пересмотра спектаклей... Был опыт посещения "Короля Лира" и "Ричарда III" в Сатириконе (семь раз подряд первый и, хоть и не подряд, но из-за замен раза четыре второй)... гениальные спектакли... "Лира" видеть не могу, а "Ричард"... уже улетел в небытие, но пересматривать в записи не тянет. Пока))) Много его еще во мне. С музыкальными спектаклями проще - благодаря жанру, разумеется. Все мягче. Повторять легче. Мелодии внутри живут. Но и ИХСа я смотрела может раз пять за всю жизнь. Но то, что слова, выбираемыми Пилатами, рознятся... Не думаю, что мне просто так везло! "Невинная кукла" у Сторожика и Бобровского, но наивная у Яцко. Кем-то громко считаются удары, а кем-то и нет..."И откуда же в тебе безразличие к судьбе" далеко не всегда и не со всеми Иисусами произносится Бобровским... поскольку-то Иисусы разные, и если "молодых" можно поругать, как пацанов дурных в кабинете директора, то к действительно зрелому Иисусу Валерия Анохина, который слишком хорошо понимает, что он делает и что сделают другие, этого и не обратишь. Сильны одинаково, равны они с Пилатом Бобровского. И в их взаимоотношениях, весьма сложных, женщина Кайафа вроде, как и лишний. Так, указатель на дороге жизни. На мой взгляд, здесь, повторюсь, мы имеем желание разнообразить трактовки. Два Пилата сильных, один… слабый ли, подкаблучник ли? Вряд ли действительно слабый – как бы он тогда дослужился бы до должности прокуратора Иудеи? Карьера сделана хорошая. Но вот этот Пилат типичный бесхитростный в житейском плане и честный служака. Он был прекрасным военноначальником; как спокойную службу, ему предложили прокураторство, он согласился… и тут такое началось! Интриги, хитрость, грызня местных, доносы… На войне было легче! Понятно, кто враг. А здесь ему, прокуратору римскому, надо выживать, по крайней мере психологически. Его «грызня» с Кайафой… а интересно, Христос угодил в какую-то их ссору, как кур в ощип, или «эти супруги» иначе и не могут? Эта их единственно возможная манера общения? Не иначе, Понтий Пилат чувствует себя хорошо только в те дни, когда его напряженное ожидание «а сейчас Кайафа явится» все же не оправдывается. Но этот день Кайафа испортил с самого утра… вот ведь – не терпелось ему поднять прокуратора почти на пенсии с рассветом четырнадцатого числа весеннего месяца нисана! Что же, правилами вежливости первосвященник явно не злоупотребляет. (Наверное, прокуратор жену из деревни взял… то есть, первосвященника; сам-то он явно с высшим образованием… а вот с… не углядел как-то – не те манеры, не те) И… начинается скандал. Скандал, который, скорее всего, был прерван накануне вечером, поскольку деятельному Кайафе надо было срочно бежать арестовывать Иисуса. Но… прерван, да не закончен. Кайафа зондировать почву начал с вечера, и вот теперь надо додавить. Сказать, что это так легко… Нет. Иначе бы не только Пилат, но и сам первосвященник с полуоборота, с первой фразы не погружался в истерику. Давнюю и безысходную. Кстати, этот Понтий Пилат, пожалуй, единственный из трех, мною веденных, действительно мучается мигренями. Мигренями, которые носят у него (я не врач, так что по-простому обрисую) психосоматический, аллергический характер. У Пилата аллергия на Кайафу… ну и на все, что о нем может напомнить: растения, дворцы, еда, вино, весь Иерусалим со всеми жителями… И слово, с которого игла пронзает висок прокуратора, скорее всего, РИМ. Как «отправить в Рим», так все! Говори, что делать, Кайафа, только уйди поскорее! Не правда ли, очень похоже на реакцию на пилящих мужей жен? Которые, как что, в профсоюз или к начальнику бежали… или к теще; что страшнее, неизвестно))) Но все же муж и жена – одна сатана. И появление Иисуса на какой момент Пилата и Кайафу объединяет: одному нужно осуждение соперника, второму – поскорее отделаться от преступника, от Кайафы; можно и от Иерусалима заодно уж... Пилат Сторожика приступает к допросу со всей присущей ему надменностью, формализмом... бюрократизмом, уже обретенным. По-хорошему, прокуратору нет до Христа никакого дела. Да, вспомнились слухи, всплыл в голове увиденный сон, чуть шевельнулось любопытство. А так… вечная ругань с Кайафой вдруг получила «новую тему», получилась передышка – и замечательно! Вот уже который раз задаюсь вопросом, умен или не умен этот прокуратор. Нет, он не глупец, и, конечно, «специалист в своем деле». Но более этого? Скорее всего, нет. Да и не надо ему – он старый служака, военный; не лишенный сердца, способный на сочувствие. Что-то еще… при его весьма напряженной и нервной нынешней работе вряд ли в голову полезет. Но истину он знает! ОН несет истину в последней инстанции. Бесхитростную бытовую истину. Что может быть ужаснее? Тем более для Христа, который истину и всю ее относительность знает на самом деле. Совсем иначе Валерий Анохин-Иисус с Пилатом-Валерием Сторожиком, чем с прокураторами Александра Яцко и Александра Бобровского. Этот диалог для Христа самый мучительный, с самого начала его считают преступником, обманщиком, помехой для спокойной жизни, досадным утренним происшествием, от которого надо отделаться. Почему-то Иисусу надо сейчас доказывать, что он… просто человек, которого можно хотя бы просто услышать – не для того, чтобы дать оправдаться и избежать смерти; всего лишь потому, что ему задают вопросы и требуют ответов! И потому что, несмотря на то, что «огонь почти погас, близок смертный час», жизненной задачи «ловли душ человеческих» с него никто не снимал. И выходит, что этот Пилат единственный, перед которым Иисус Валерия Анохина оправдывается, старается добиться если не доверия, то хотя бы допущения, что он, Христос, не лжет. И Валерий Анохин говорит значительно тише; в его голосе нет ни спокойствия, ни уверенности; почти безнадежность. Господи, как это невероятно сложно – когда ты вынужден общаться с человеком, для которого ты даже не ноль! Разговаривать, когда хочется молчать, потому что, споря и доказывая свою правоту, невольно опускаешься в его течение... А в чужом течении тебя так легко заморочить! Переломный момент наступает; но не в тот момент, когда Валерий Сторожик, понизив голос, требует от Иисуса клятвы, доверительно сообщая, что жизнь Христа висит на волоске, а тогда, когда Иисус сообщает ему о том, что над Судьбой ни Пилат, ни он сам, Иисус Христос, не властны. И стена, которая стоит между ними, в одно мгновение рушится: Пилату нравится ответ; он осознает, что перед ним мудрец, философ, невиновный... И умный человек, которого хотят убить, от которого очень сложно будет отвести смерть и… который сам – это непостижимо! – почему-то не просто хочет умереть – а именно быть убитым совершенно люто! А прокуратор явно умеет ценить жизнь; любит жить и жить в спокойствии и гармонии. Прост этот прокуратор; проще, чем другие два. И здоровее! был бы, если бы не Кайафа. Прост, логичен… как сама жизнь! Вот он – образовавшийся расклад: «местные святоши» решили пророка убить; пророк хочет умереть, повинуясь своей судьбе, гласу свыше, хотя точно ни в чем не виноват… Стороны, как говорится, пришли к согласию! надо всего лишь утвердить приговор. Но! Прокуратор-то в палачи не нанимался! С какими разными посылами произносятся Пилатами фраза «Лучше к Ироду пошлем… Пусть судит он» (в варианте Сторожика частенько бывает «Пусть… Пусть судит он»). Неприятная миссия Пилатом Валерия Сторожика просто перекладывается на другого и не вызывает у Кайафы ни малейшей тревоги – Ирод решит, как надо; потому что Христос, если бы хотел освободится, явил бы чудо еще ночью, при аресте. А Ирод падок на эффекты – не будет чудес, не будет и помилования. А какую вспышку эмоций вызывают слова Христа о храме истины! Что есть истина? Для прокуратора Иудеи? подозреваю, что обычная бытовая справедливость: отсутствие нервотрепки со стороны Кайафы с утра пораньше. Что там рассуждать о вселенском масштабе, если здесь, сейчас, в жизни одного конкретного человека ни истины, ни справедливости, ни любви и доброты нет? Потому действительно понять Христа Пилат Сторожика не может. Его жизнь слишком скудна. Но Пилат человек. И человек не плохой. Непонимание – не причина для убийства! и совершать преступление против собственной души он не намерен. Пилат сделает все, чтобы отвести смерть от Иисуса, тем более, что высших причин пророка желать казни он не понимает и не принимает; он живет здоровыми инстинктами; один из которых - самосохранение. Он пытается подсказать Марии Магдалине, как быть; и, возможно, предоставил бы ей свидание с Иисусом в надежде, что она его вразумит, если бы она захотела. Он до последнего борется за жизнь Иисуса, кричит «Нет» толпе… Не философ, не последователь еще, не координатор всех земных деяний – просто честный солдат… честный человек, каких должно быть много, чтобы жизнь на земле не прекратилась. Но вот он-то, скорее всего, мог бы, все-таки, пойти против святош, толпы, Кесаря и спасти пророка. Из-за вечных их скандалов с Кайафой! Но Христос не хочет! «Умри, если хочешь, наивная кукла». Наивная кукла, которая полностью подчинилась воле своего Бога. Робот Господень – есть такое определение в теософии. То, что категорически не принимает Пилат. То, чем является Иисус Валерия Анохина, в самом высшем и трудном воплощении его. Что? Не нравятся большинству женщин такие мужчины? Слабые? Да нет. Они просто не понятые, потому что не любимые. Некому Пилата любить, кроме собаки. Да еще, пожалуй, Христа.

MonaLisa: В среду 3 декабря побывала на спектакле «Иисус Христос Суперзвезда». Незабываемый спектакль!!! Евгений Вальц — Иисус Христос. Сказать что, Гефсимания в исполнении Евгения была великолепна!!! Это ничего не сказать!!! Я не могу передать свои эмоции в этот день, но это было Гениально!!! Еще не было ни разу, чтобы кто-то вырвал из меня выкрик в зале «Браво!», но Евгению это удалось!!! Это было настолько мощно, сильно и проникновенно!!! Евгению удалось сделать целый моноспектакль из одной Арии!!! Вся гамма чувств по нарастающей!!! Смирение, Бунт, казалось что Иисус упадет замертво, от того с каким отчаянием он взывал к Богу: «Отец мой! За что мне смерть!», Безграничная Усталость от пережитого и решимость идти до конца за гранью бессилия и отчаяния!!! Обычно зрители не хлопают в середине исполнения этой арии, но в этот раз даже они не удержались и я их понимаю, удержаться от аплодисментов от такой игры было невозможно!!! Потрясающе Евгений сыграл в сцене бичевания и разговора с Пилатом на Суде после Сцены бичевания! Настолько сильно я прочувствовала боль его героя!!! Очень сильной была сцена Тайной Вечери, когда Иисус Евгения бросает Иуде в ответ на вопрос о том, кто его предал обличительное: «Ты знаешь кто!» Прекрасны были сцены разговора с Пилатом, сцена с Калеками и Изгнания Торговцев из Храма. Хотелось воскликнуть: Евгений — вы Гений актерского мастерства!!! БРАВО!!!!!!! Андрей Богданов — Иуда Искариот. Потрясающая сыграл своего героя!!! Его Иуда человек, запутавшийся в своих страстях и в происходящем. На мой взгляд Иуда Андрея предает Иисуса не из-за презренного металла, он прекрасно понимает, что может натворить неконтролируемая толпа если разочаруется в своем кумире. Ведь люди считали Иисуса почти что богом. А бога, обычно люди склонны создавать по своему образу и подобию, а значит и в Иисусе они видят бога, который создан для того, чтобы исполнять их желания... В своем гневе и разочаровании они все сметут на своем пути. Вот Иуда и пошел посоветоваться с официальной властью,: «Я к вам пришел не в силах одолеть свой страх, Мы и глупцов не можем удержать в руках!» Но у Первосвященников оказался свой интерес и они использовали информацию Иуды против Иисуса. Андрей прекрасно передал мучение от неразделенной любви к Магдалене, в сцене, когда она поет: «Колыбельную». Какая мука у него была на лице, видя как она проявляет нежность к его сопернику. Понравилась сцена в Иерусалиме, когда Иуда в отчаянии от невозможности понять своего учителя, произносит: «Ну неужели их слепая вера так важна тебе?» Очень сильно Андрей сыграл в сценах Предательства Иуды, с какой усталой обреченностью и болью, понимая что с его приходом к Первосвященникам назад пути уже нет, он произносит: «В ночь с четверга В селеньи Гефсиманьи Вдали от всех Вы найдете в саду его.» В сцене «Тайной Вечери», когда исполненный стыда за содеянное и одновременно гнев,от затаенной обиды и разочарования в своем учителе он кричит: «Тобой был пленен я , теперь презираю!», а потом: «Гляди философ наш. Куда ты нас завел...» Особенно мощно Андрей сыграл в сцене «Повешения», раскаяние, ужас от содеянного, до сих пор слышу душераздирающий крик Иуды: «Ты убил меня! Ты убил меня, Боже правый! Зачем ты выбрал меня?» Даже зал не удержался от аплодисментов!!! БРАВО!!!!! Анастасия Макеева — Мария Магдалина. Очень красиво Анастасия ушла голосом наверх в сцене «Колыбельной», когда Мария Магдалина уводит Иисуса вверх по лестнице. С какой мощью она пропела обращаясь к Пилату: «Дай испить мне чашу эту! Пригвозди меня к распятью!» а также прекрасно сыграла в сцене бичевания Иисуса, с каким отчаянием она кричит: «Они убьют его! Оставьте его! Отпустите! Зачем его бьют? Боже праведный, Услышь и позволь Мне принять эту боль Как свою! Олег Кузнецов — Симон. Очень мощно Олег исполнил арию «Ты себя покроешь славой!», даже захотелось встать с кресла и пойти за его Симоном на войну против проклятых римлян. Его вера не относится к учению Иисуса, но зато он искренен в своей вере в скорую победу над римскими захватчиками. Может он и фанатик, но именно такие фанатики зачастую выигрывают войну. Если не пытаются уйти от ответственности, пытаясь спрятаться за спину других. А у Симона Олега есть такая тенденция. Вячеслав Бутенко — Кайафа. Грозный с виду, но на самом деле паникер и перестраховщик. В душе всегда думает, как бы чего не вышло. И не мудрено, держа такую власть в руках и параноиком можно стать! Везде будет мерещиться заговор, да и у реального врага Пилата неизвестно, что на уме. В общем все и всех приходится контролировать. И ведь как ловко мерзавец умеет предвидеть и предупреждать ситуацию! Когда увидел что Савл и Анна не принимают Иисуса всерьез, сразу напустил на себя таниственный вид ясновидящего и прорицателя и загадочно произнес: «Вижу зло и насилье - он будет царем и разгневает Рим Вижу нашу погибель и горе, нам всем причиненное им. Надо с ним сладить, пока он один! Нам надо с ним сладить, пока он один!» В общем на всякий случай запугал коллег!:) Пилата запугать не удалось, но его и не проведешь, что сильно разозлило Кайафу. С каким раздражением он воскликнул: «Самозванец Христос - это враг Рима!» В общем на допросе Иисуса пришлось буквально дышать в спину Пилату, а то вдруг с подследственным сговорится вражина!:) Александр Бобровский - Понтий Пилат. Александр как всегда великолепен! Сколько смотрю спектакль всегда нахожу в его Пилате что-то новое! Пилат Александра как я уже писала очень умный человек, который как мне кажется страдает от своего ума. Потому что ум позволяет видеть все недостатки того мира, в котором Пилат вращается. Все законы этого прагматичного мира ясны для него как дважды два. Он соглашается на требование Кайафы отправить Иисуса на казнь, потому что прекрасно понимает, что такие ушлые мерзавцы как Кайафа всегда добьются своего и выйдут сухими из воды. Но его забавляет тот факт, что Кайафа впервые испытал страх перед каким-то оборванцем, которого народ считает чуть ли не богом. Это Александр прекрасно передал, произнеся с насмешливой иронией: «Не для тебя ль опасен он Кайафа?». В то же время он проникается симпатией к оборванцу Иисусу, потому что в глубине души сам является идеалистом и восхищается героями из книг, которые чтят свои идеалы и не боятся идти ради них на смерть. Столкнувшись с таким героем в жизни он искренне пытается помочь ему. Но Иисус как раз следует своим идеалам и защищает их. Поэтому он не может принять помощь Пилата, и тогда Пилат в обиде и отчаянии кричит ему: «Ты фанатик Иисус!» Вот такой парадоксальный и интересный Пилат у Александра. Мой любимый Пилат! Ибо люблю умных героев!:) Андрей Смирнов — Царь Ирод. Только Андрей может сыграть своего отрицательного персонажа с иронией и юмором. Опять на фразе обращенной к Иисусу: «Ну давай чуди!» зал не смог удержаться от смеха. В общем спектакль был изумительный!!! Особенно бесподобны были Евгений Вальц и Андрей Богданов!!! Это было море позитивных эмоций!!!

Салина: О взаимовлиянии, или Все в жизни уравновешено… ИХС 18.12.2014 г. Когда я ждала ввода Валерия Анохина в «Странную историю доктора Джекила и мистера Хайда», я, признаться, менее всего задумывалась, повлияет ли исполнение им ролей Генри Джекила и Эдварда Хайда на его работы в уже идущих спектаклях. И начало моего четвертого за этот год «Иисус Христос – суперзвезда», как говорится, не предвещало. «Нагорная проповедь», которую у Валерия Анохина хочется слушать бесконечно… Нет, не так. Проповедь, которой хочется внимать. Но едва прозвучали первые слова «Разве вам важно знать?», я поняла, что сегодня на сцене совсем другой Иисус. Раньше Христос Валерия был добрым, иногда даже благостным, мудрым, уставшим, печальным, измученным тем, что позади и что предстоит, и все же смиренным. 18-го декабря я впервые увидела его Иисуса разочарованным и раздраженным. Нет, не ношей, возложенной на него Богом-Отцом, а тем, что все эти три года он окружал себя людьми, не способными понять и осознать его цель, его миссию. Теми, в чьих пустых лицах нет и следа мысли. Они слушали его, шли за ним. Он был уверен, что они сохранят память о нем, о его словах. Теперь же в конце своего земного пути он совсем один. Ученики, друзья, последователи оказались всего лишь попутчиками, готовыми в любой момент пойти за другим пророком. Истинным или ложным. За тем же Симоном, например. Только Магдалина останется верна ему, только она готова пожертвовать собственной жизнью ради его спасения. Иисус это понимает, но ведь он понимает и причину. Магдалина любит его вовсе не как Бога, не как пророка. Она любит в нем человека, мужчину. Не эта любовь важна для Христа в его последние дни на Земле. Он в прямом смысле слова подталкивает Иуду к предательству и наблюдает за уходящим Искариотом, словно убеждаясь, что тот все понял верно. Он объясняет Симону во время ареста, как тому следует поступить. И тот легко принимает решение Христа, присоединяясь к его хулителям. Остальные десять апостолов… Серая масса, готовая слушать любого… Дети Гаммельна, привыкшие к дудке крысолова… И на этих людей потрачены три драгоценных и последних года? Они апостолы? Они понесут его слово по миру? Понесут ли? Но Иисус по-прежнему добр и нежен с Магдалиной. Он все еще надеется убедить Пилата, что царство Истины настанет. До последнего пытается помочь каждому калеке и страждущему, пока те не начинают буквально разрывать его на части. И он готов выполнить волю Бога-Отца. И никто ему не в силах помочь или помешать… И еще снова была невероятная «Гефсимания», полная боли, решимости, самоотречения и жертвенности. Но для меня спектакль 18-го декабря запомнится прежде всего вот этим новым отношением Христа к апостолам. И… Мне очень интересно, что еще появится в как будто до последней ноты знакомом спектакле. А мне почему-то кажется, что появится. Теперь обязательно.

Салина: Dreamcast или… Если честно, то dreamcast для меня заключался только в одной фамилии в самой верхней строке состава на 18 декабря. Если честно, мне было все равно, кто будет записан на следующих строчках. Я бы все равно приехала на этот спектакль. Но в ноябре в разговоре с подругой неожиданно пожаловалась, что мне все не везет увидеть в роли Александра Емельянова, а хотелось бы. Спустя несколько минут Емельянова уже просили записаться в декабре именно на 18-е. Выполнил ли он свое обещание или это была прихоть репчасти я не знаю, но в тот момент он согласился именно на эту дату и за это ему огромное спасибо. И вот тут моя фантазия разыгралась не на шутку. А если бы мне еще Климову Магдалиной. А еще я никогда не попадала на Пилата - Яцко. И если можно, то Прокошина Кайафой. А еще бы Симона - Кузнецова. Когда я сказала, что теперь мне не хватает только Бобровского в роли Савла, у меня уточнили, не треснет ли у меня определенная часть тела. Я устыдилась смелости своих требований и сдалась, соглашаясь на любого Савла. И зря! Потому что весь прочий список мне был обеспечен. В полном объеме. Это действительно был dreamcast. И по порядку… Иисус – Валерий Анохин. Мой Иисус. Главный, идеальный и непревзойденный за все 24 года. Можно просто написать, что Валерий был великолепен как всегда. Но… Право же, сделанное им в тот вечер на сцене заслуживает большего. Я не знаю, как ему удается находить что-то новое в каждом спектакле. Откуда всякий раз берутся неожиданные интонации и акценты в знакомых и привычных ариях? Их ждешь, им удивляешься, ими восхищаешься. Пытаешься проанализировать и сдаешься, просто слушая, просто наслаждаясь. Сперва в зале, а потом снова и снова включая аудио. Я уже писала, что 18 декабря меня поразило другое. Христос Анохина обрел жесткость по отношению к апостолам, отчасти потеряв при этом присущие ему мягкость и смирение. Мне очень хочется понять, останется ли это в спектакле или окажется лишь случайной находкой. Жаль, если последнее, потому что мне очень понравились подобные изменения. Иуда – Александр Емельянов. Я действительно очень хотела увидеть его в спектакле, читала споры сторонников и противников его Иуды и надеялась, наконец, составить собственное мнение. Что ж… Нет, для меня лучшим Иудой моссоветовского спектакля был и остается Валерий Яременко. Первая любовь, как говорится… И его дуэт с Валерием Анохиным опять же для меня безукоризнен. Когда двое на сцене дополняют друг друга, реагируют на каждое слово и движение партнера. Когда поистине единство и борьба противоположностей. Но при этом мне понравился Иуда Андрея Богданова. Вокалом, игрой, движением. И участием в трехголосии в Колыбельной. Так вот Иуда у Александра Емельянова мне понравился не меньше. Он молод, страстен, он так жаждет объяснить Иисусу, почему готов предать. Да и не предать даже. Остановить то, что считает неверным и ошибочным. Любой ценой. Для него становится потрясением нежелание учителя услышать и понять. Он приходит в ужас, слыша заговор первосвященников, говоря с Симоном. А затем подталкивающий его к предательству Иисус. Физически подталкивающий и затем еще и провожающий взглядом. И раскаяние Иуды Емельянова было именно раскаянием. А еще у него другой текст. И он совсем иначе спел «Небом головы». Вот если бы Александр чуть меньше думал о том, как его воспринимают зрители… Но это пройдет, я думаю. А все прочее останется. И я с удовольствием еще раз увижу и услышу его Иуду. Мне будет очень интересно. Кстати, в этот раз Иисус не наблюдал сверху за предательством Иуды. Это теперь норма или как раз наоборот? Магдалина – Климова. Тоже первая любовь. И оставшаяся непревзойденной. Меня всегда и все устраивало в Магдалине Ирины. Нежная, любящая, жертвенная. Такая сильная, когда нужно помочь или поддержать Иисуса, такая маленькая и слабая, когда приходит просить за него, когда понимает тщетность своих просьб и попыток. Только от ее крика-плача «Оставьте! Отпустите! Зачем его бьют?» холодеют руки, только ее скорчившаяся на авансцене фигурка, через которую небрежно переступает первосвященник, вызывает желание защитить. И опять же именно у нее идеальный дуэт с Валерием Анохиным. И в Колыбельной, и особенно в Доле. Они слушают и слышат друг друга. И великолепно звучат вместе. Пилат – Александр Яцко. За столько лет за столько спектаклей мне ни разу не удавалось попасть на ИХС с его участием. По сравнению с видеозаписями его Пилат стал еще более язвительным, саркастичным и презрительным. Лишь плачущей Магдалине удается смягчить его. Не потому ли он слушает ее, повернувшись к ней спиной? Чтобы не поддаться? Не позволить ей увидеть, что эти сарказм и язвительность всего лишь защитная маска? Ведь даже прогоняя ее, он сочувствует ей и пытается объяснить свое бездействие. А вот зрителям в финале его сочувствия не досталось. И не верится, что он простит нас даже ради Христа. Да и в прощении самого Христа он тоже сомневается. Жесткая, резкая и не всеми принятая трактовка, но… Мне она нравится. Наравне с мудрым и спокойным Пилатом Александра Бобровского, на чье прощение точно можно рассчитывать. Кайафа – Владимир Прокошин. С молодым Синедрионом у меня тоже долго не складывалось. Я раз за разом облизывалась, читая состав. Опять не для меня. Но в этом году мне удалось увидеть Прокошина, Емельянова и Кропалова. То вместе, то поврозь, а то попеременно. Кайафа Прокошина мне понравился сразу и безоговорочно. А потом я заметила, что он меняется в зависимости от партнеров, с которыми работает в данном спектакле. С молодыми он значительнее, более властен. 18-го декабря с Анной – Сенченко и Савлом – Межулисом его Кайафа прислушивается, размышляет, он словно принимает решение на наших глазах. И слова «Лекарство же есть. Надо только суметь» становятся открытием для самого Кайафы. Секундой позже его уже раздражает непонимание и медлительность Анны и Савла. Он доказывает, внушает и убеждает. Вот теперь понятно, почему он занимает более высокое положение, несмотря на возраст. Кайафа Прокошина умеет слушать других и умеет заставить слушать себя. Он страшен и обаятелен одновременно. И даже на поклонах Владимир сумел придумать ход, заставляющий зал каждый раз взорваться аплодисментами. Симон – Олег Кузнецов. Я уже писала, что мне очень нравится Симон Олега. Кузнецову удается всего несколькими штрихами создать образ человека, который может повести за собой людей. Его Симону это почти удается. И, вероятно, все же удастся. Я не сразу заметила, как Олег работает, когда внимание зрителей приковано к другим персонажам. Сперва его Симон предан Иисусу до подобострастия, ловит каждый его взгляд. И только разговор с Иудой помогает нам понять, что Симон не настолько верен, насколько это кажется. Затем вот этот призыв к восстанию против римского владычества. И снова подчеркнутая верность и преданность в «Тайной вечере», когда только он следит за разговором Иисуса и Иуды, хотя и не вмешивается вслед за Магдалиной. А во время ареста он готов сражаться за Христа, но едва Иисус призывает убрать мечи, как Симон первым отступает в тень, а затем и обрушивается на Христа с упреками и насмешкой. Теперь он на стороне гонителей Иисуса. И как знать? Возможно, награда новых хозяев будет щедрой. Я уже сказала, что готова была приехать на спектакль, даже если бы в нем были заняты другие актеры. Но 18-го декабря мне подарили состав, который я назвала dreamcast. Это действительно был состав мечты. Почти… Я все же предпочла бы Иуду Валерия Яременко. И я готова по очереди смотреть Пилатов Яцко и Бобровского. А еще я все равно хочу Бобровского в роли Савла.. Но при этом всегда Климову, Прокошина и Кузнецова. И самое главное… Первое и единственное условие, при котором я вообще окажусь в зале. Иисусом в этом вечер должен быть Валерий Анохин. С этого начинается мой dreamcast.

Ellen79: Мой юбилейный десятый спектакль… Два года назад началась в моей жизни эта эпопея под названием «Иисус Христос – суперзвезда». И длится до сих пор… Ничего за это время не изменилось, даже с уходом моего любимого Иисуса, благодаря которому я, собственно, и пришла когда-то в Моссовет на эту постановку. Конечно, тогда я бывала здесь чаще. Сейчас стараюсь хотя бы раз в полгода – за это время успеваю сильно соскучиться, а заодно и рассмотреть какие-то новые детали, которых в прошлый раз не было. Живая постановка ведь тем и хороша, что она живая, и в ней всегда есть место импровизации. Поэтому всегда удивляюсь недоумению своих родных: «Ты же уже ЭТО видела! Зачем опять идёшь?» И вот как объяснить им, НЕ театралам по сути, что это вам не кино. Любимый фильм – и тот сто раз будешь пересматривать, несмотря на то, что там уже ничего не изменится после первого просмотра. А тут – любимый спектакль! Всегда разное сочетание артистов, разные движения и жесты, не говоря уже о каких-то новых фишках, иногда возникающих в процессе игры. Всё это так непередаваемо интересно, что дух захватывает – от начала до конца сидишь и ловишь эти все нюансы, прыгаешь взглядом по лицам героев, стараешься срисовать по выражению глаз – о чём они думают, даже когда просто молча стоят на сцене. И как же досадно быстро летит при этом время! Казалось, вот только пришла, только уселась и голову повернула к центральному входу в зал, в нетерпеливом ожидании синедриона, и вот уже финал, как всегда наполненный звуками «Гефсимании», байкерами и щемящей тоской в сердце: ну вот, ОПЯТЬ всё закончилось….Жди теперь новой встречи ещё полгода… В принципе, ничего радикально нового я увидеть не ожидала. Где-то в душе ещё сидит детская надежда: а вдруг я когда-нибудь приду и услышу наконец-то живые голоса первосвященников? Каждый раз почему-то этого жду. Ведь был у меня однажды такой приятный шок, 9 апреля 2013 года, когда эта троица ВДРУГ заговорила СВОИМИ голосами после нагорной проповеди, и я чуть с кресла не упала от восторга. Оказывается, можно было так сделать, почему же дальше всё вернулось на круги своя?...Нет, оно, бесспорно, не смертельно, но... Прокошину, допустим, тембрально подходит голос Бутенко. Межулис тоже боле менее «вписывается» в изменённый до неузнаваемости «савловский» вокал Бобровского, но когда Саша Емельянов «поёт» голосом Сенченко, я вжимаюсь в кресло и мне кажется, что весь зал понимает и слышит, что это лажа. Ибо слишком мимо… И мне до сих пор не понять, почему так сложно убрать эти чёртовы записанные куски, которые портят всю малину и у придирчивых зрителей вызывают негатив?.. Это я не о себе, кстати, я-то как раз зритель лояльный, но… за постановку в целом обидно. Так что, фонограмма меня в который раз расстроила. Впрочем, это было не самое сильное расстройство, и те, кто был в этот вечер на спектакле, конечно, поймут, что я имею в виду нелады с микрофонами. За все мои десять походов на ИХС, да и вообще на разные мюзиклы, я ещё ни разу не бывала свидетелем таких казусов, поэтому то, что творилось сегодня с микрофоном Андрея Богданова, привело меня в состояние нехилого стресса. Господи, это просто словами не передать, как мне было его жалко! С самой первой арии, после первой же пары проглоченных фраз я сжалась в комок. Но ладно, такое уже не раз бывало на моей памяти – несколько секунд неполадок, хрипы-хрюки, и дальше без проблем. Но тут…Раз за разом, и первая ария, и куплеты в следующих сценах: строчку слышно, строчку – нет, строчку слышно, строчку – нет. Надо выразительно крикнуть, прорычать, а вместо этого – тишина, и голос, который слышат только первые ряды и то – шёпотом. Бедный Андрей! Что он только ни делал, чтобы поймать этот проклятый звук! И голову наклонял, и не двигался там, где обычно бегал, и ладонь у микрофона держал, не отрывая – так, словно ухо у него болит. Да, я полагаю, что в его жизни это далеко не первый такой случай, и он слишком профессионал, чтобы подобные вещи могли выбить его из колеи – визуально, во всяком случае, это было не заметно. Он играл! И КАК играл! Так, как умеет играть именно Богданов, не отвлекаясь и не теряясь от того, что его местами не слышно вообще. И зал, к счастью, понимал, сочувствовал и горячо поддерживал артиста аплодисментами после каждой арии. А я… говорю же, для меня подобное происходило впервые. И мне было так плохо от этого всего, что я буквально вся в комок свернулась, зажмурилась и с паническим ужасом ждала очередную строчку: будет или нет? Будет или нет?.. Ну блин…Ну как?...Ну почему?...Самый голосистый Иуда, его бы слушать и слушать, мурча от удовольствия, и вот эти жуткие скачкИ! Ладно я, ладно те, кто ходит регулярно на этот спектакль – мы знаем, как поёт Богданов, и в паузах мы сами пропущенные строчки мысленно за него допоём, но те, кто пришли в первый раз – они же ничего не поймут, не оценят так, как надо, и кайфа не почувствуют! Всё будет смазано, испорчено, а так не должно быть! Потому что так нечестно… «Ну сделайте же что-нибудь!» - вою про себя, а сама при этом понимаю, что никто ничего не сделает, пока Андрей на сцене. А на сцене он ПОСТОЯННО, и почти везде ему надо петь…тут куплет…. там куплет… а дальше – о ужас – целое «Забвение»!!! Как он с ним справится с таким звуком?!.. И нет возможности уйти за кулисы, чтобы что-то исправить, потому как роль главная. И я лихорадочно считаю сцены: шум, колыбельная, забвение, заговор, осанна, сон Пилата, храм….потом будут две сцены без Иуды…Только бы что-то сделали, что-то исправили до «предательства»!.. Там времени достаточно, должны же успеть, это же просто невозможно!.. Потом мой внутренний мандраж за Богданова прервался появлением Пилата. Вообще-то в составе был заявлен Яцко, который меня никак не радует, и я обречённо ждала его появления в люльке над сценой. И тут, оба-на – сам Александр Алексеевич собственной персоной! Вот так сюрпрайз! Обрадовалась Лена, приготовилась удовольствие получать, а Бобровский запел – и….тоже начал исчезать целыми фразами. Да что ж такое-то ёшкин кот?!..Мало мне одной нервотрёпки было?.. Не знаю, что поняли из «Сна Пилата» те, кто слышал песню впервые…. Я бы лично на их месте ничего не поняла, тем более последний куплет – там тупо в конце одна музыка играла уже…Одно радует – такая сцена в первом акте у Бобровского одна, и мучился он, в отличие от Богданова, не долго. Когда началось «Предательство», и Андрей вылетел на сцену, я с ужасом застыла в ожидании: исправили или нет?....Но вот он запел – и всё, как гора с плеч свалилась сразу. Наконец-то!.. Ровно, чётко, сильно – так, как положено, как надо, и с этого момента до самого конца Андрей словно навёрстывал упущенное, пел так, что слёзы от восторга наворачивались. Как здорово, когда артист может просто играть, и ничего ему при этом не мешает!.. Андрею – тысячу раз БРАВО. Он великолепен и тут даже добавить нечего. Но к некоторым моментам его игры я ещё, пожалуй, позже вернусь. А теперь было бы справедливо и про других замечательных персонажей вспомнить. Как и про артистов, их играющих. По возрастающей, как на поклонах.. ЮРОДИВЫЙ (Юрий Черкасов) Мне уже даже не верится, что этого персонажа нет в оригинале. Не может такого быть и это неправильно. И может, это – одна из причин, почему мне так тяжело даются другие постановки этой рок-оперы. Там нет колокольчика, звук которого во многих моментах исключительно в тему. Только сегодня заметила, какую своеобразную волшебную атмосферу создаёт этот звон перед «Нагорной проповедью» - некий сигнал, момент истины провозглашающий. И действительно хочется в благоговении замереть, прислушаться, проникнуться. Под звон того же колокольчика сходит с ума Иуда – и здесь это уже зловещий сигнал чего-то необратимого. Юродивого, как мне показалось, стали шпынять гораздо больше, чем раньше. Никому он не мешается особо, но каждый так и норовит его с дороги швырнуть – что Иисус в самом начале, что Иуда, кажется, в «Осанне», и вроде бы как без всяких причин ему почему-то достаётся… СИМОН ЗИЛОТ (Михаил Филиппов) Ой, какой же хорошенький сегодня был Миша! Разным бывает его Симон – то под братка коротко бритый, то мальчишески лохматый наоборот, а тут ему так красиво волосы уложили – хоть сейчас в модный журнал сниматься, плюс ещё эта брутальная небритость на лице. Загляденье одно! Ну а про то, что этот Симон – мой любимый, я уже говорила не раз. Он всегда хорош в этой своей горячности неистовой, всегда в нём энергия через край бьёт фонтаном. Наблюдаю, как он мечется по сцене взад-вперёд, и улыбаюсь неизменно. СИНЕДРИОН: КАЙАФА (Владимир Прокошин) А Володя всё растёт. Мне казалось, дальше уже некуда – он меня и в первых своих спектаклях сильно впечатлил, но сейчас… Это что-то с чем-то. Как он вжился в образ фарисейского лидера – прямо с кожей врос, что называется! Раньше мне казалось, что он подражает Бутенко, сейчас – о нет, это уже своя игра, свои манеры и своя подача. Я забываю, что он – молодой. Это никакого значения не имеет, честное слово, это настолько АВТОРИТЕТ! Продуман каждый жест и каждое слово – так чётко, звучно, выразительно у него всё получается, и я буквально любуюсь этим Кайафой – как же, зараза, хорош! САВЛ (Андрей Межулис) Как известно, Савл – это моя больная тема не меньше, чем Иисус. Никого, кроме Саши Амелина душа моя не принимает до сих пор, но к Межулису я, как ни странно, привыкла. Притерпелась что ли к этой отстранённой игре его, к голосу маловыразительному. Просто представила, что Савл мог бы и таким быть, почему нет? Не попала я бы в своё время на Амелина, не видела бы его роскошного рыжего хищника, наверное, и не с чем мне было бы сравнивать…Жаль, что в нынешних Савлах я не вижу ничего характерного. И как персонаж он для меня размывается… Жалко… АННА (Александр Емельянов) Вообще-то очень и очень рассчитывала на его Иуду в этом спектакле. Нынче этот Иуда мой любимчик, ага. Не сложилось, ну и бог с ним. В конце концов, я сто лет не видела Андрея Иудой, а Сашу – Анной в синедрионе. Так что поностальгировала сегодня, вспомнила, как это было на первых спектаклях. Конечно, роль маленькая, текста в ней мало, да и играть особо нечего. Тем труднее из неё выжать хоть что-то своё, индивидуальное. Хотя в принципе, оно и не надо. Синедрион – это единый организм, один ансамбль, в котором все друг друга дополняют. И эта святая троица вчера была явно в ударе. Я, конечно, слишком редко бываю на ИХС, поэтому не знаю, бывала ли раньше эта фишка с курением на «Предательстве»? Но когда Прокошин и Емельянов вылезли из своего люка с дымящимися сигаретами в руках и, разговаривая с Иудой, начали демонстративно курить, я едва удержалась, чтобы в голос не расхохотаться. Какая прелесть – два этаких мажора в белых костюмчиках, вальяжные, самоуверенные короли жизни. Ещё бы по рюмке коньяка каждому во вторую руку, и картина была бы полной! ПОНТИЙ ПИЛАТ (Александр Бобровский) Уже говорила, что появление Александра Алексеевича оказалось для меня очень радостным сюрпризом. Потому что Бобровский – это БОБРОВСКИЙ, и этим всё сказано, он просто не умеет плохо играть и петь. Да он и не играет по сути, он живёт в своём образе, настолько спокойно и комфортно, словно в нём и родился. Других Пилатов после него просто не воспринимаю никак… ЦАРЬ ИРОД (Андрей Смирнов) На Андрея я, кажется, попадала всего однажды, поэтому его участие в этом спектакле сегодня мне пришлось очень даже по душе. Тем более что у меня нет любимчиков среди Иродов, каждый нравится по-своему, но в равной степени. Ирод Андрея больше всех впечатляет гримом – он у него всегда разный. И боевая раскраска на лице, и причёска – там может быть что угодно и какого угодно цвета. Не знаю, кто ему эти прикиды каждый раз выдумывает, может, он сам. В этот раз, допустим, волосы у него были свои, но гладко зализанные и щедро смазанные чем-то серебристо-блестящим. Играет он классно, поёт – тоже. Первый Ирод, кстати, которого я в записи увидела вообще и долго смеялась: что это за трансвестит такой?! Но что здорово, то здорово, тут даже не придерёшься. МАРИЯ МАГДАЛИНА (Ирина Климова) Тоже тот случай, когда кого-то особенно любимого у меня в этом образе нет. Все три Марии слишком разные, и я, по сути, воспринимаю каждую из них по-своему. Климова, конечно, за столько лет игры прониклась своей героиней до мозга костей – это видно. И внешне она пока ещё вписывается. Мне, правда, интересно, как долго ещё будет вписываться? Но что-то я не о том. Очень голосистая у Климовой Магдалина, это всем известно. Настолько, что часто своим вокалом партнёра просто заглушает, и это не всегда хорошо и приятно слышать. Зато в сольных партиях всё очень гармонично, особенно на суде, во время бичевания - от её криков сердце прямо напополам разрывается и падает куда-то в пятки, настолько страшно это отчаяние любящей женщины. Это только Климова такое выдаёт, надо отдать ей должное. ИУДА ИСКАРИОТ (Андрей Богданов) Большую часть своих восторгов я уже выразила выше, рассказывая, как Андрей героически сражался с неисправным микрофоном весь первый акт. Но повториться всегда приятно. Да, я хотела попасть на Сашу, но, узнав, что будет Богданов – не расстроилась. Давно его не видела, успела соскучиться, к тому же чего греха таить, на мой слух этот Иуда – самый сильный в плане вокала, слушать его - одно удовольствие эстетическое. Не меньшее удовольствие и за игрой наблюдать. Особенно почему-то нравится, как подаёт своего героя Андрей в «Тайной вечере». Не отрываясь за ним в этой сцене всегда слежу – за его внутренним раздрайвом (уже ведь предал и уже мучается), за его злостью и безысходностью, он даже когда молчит, так красноречиво это показывает всем своим видом и взглядом, что хочется обнять и плакать. А ещё, я обратила внимание, что только Богданов в последнем куплете всегда поёт «Разве же не лучше отступиться ему?». Заметила это ещё в старых записях, где он с Глебом играет, и ещё тогда подумала, что вот таким образом фразу строит здесь только он один, у других Иуд варианты иные: «Было б видно лучше..», «Если б было можно…» Наверное, это большого значения не имеет, но мне всегда казалось, что такой вариант – наиболее уместный. «Было бы лучше» - это уже как бы о том, что случилось, говорится, а ещё ничего не произошло ведь, самое страшное – впереди. «Если бы можно» - это значит, что он знает о миссии Христа и знает, что по-другому тот не может. А ведь Иуда знать этого не должен. И только Иуда Богданова ничего не знает, и не говорит в прошедшем времени о том, что ещё будет, он просто размышляет вслух и спрашивает у окружающих беспомощно: «Разве же не лучше..?» - пока ещё не поздно и можно что-то изменить. А вот уже дальше – и в устах Пилата, и в «Загробной арии» у Иуды это «было б видно лучше» звучит очень в тему. Когда всё, собственно, уже свершилось…Эк меня занесло-то по мелочам!..А ещё не могу не отметить самого момента предательства именно у Богданова. Замечаю, что фразу: «Вот он… они все спят, глупцы» - он не говорит, как многие его коллеги по образу, а красиво ПРОПЕВАЕТ, и даже концовку плавно вытягивает. Не забывает артист о том, что это всё же рок-опера, где, чем больше поёшь, а не говоришь – тем лучше. И его раскаяние – именно после этого рокового поцелуя. Поцеловал – и сразу же на колени перед Учителем опустился, за голову хватаясь, в беспредельном шоке от того, что только что натворил…У Андрея это просто на разрыв идёт, и я от него в этой сцене не могу оторвать глаз…. ИИСУС ХРИСТОС (Михаил Панфёров) С тех пор, как из состава выбыл мой обожаемый Иисус, я ориентируюсь и стараюсь попадать только на Мишу. Из тех, кто остался, это единственный Иисус, который не вызывает во мне инстинктивного отторжения. Даже удивительно: совершенно ничего общего нет между Матвейчуком и Панфёровым. Они разные во всём – и внешне, и по характеру сыгранного ими персонажа. Один – эмоциональный, резкий, вспыльчивый, другой наоборот – мягкий, трогательный и душевный. И меня всегда цеплял именно первый, осовремененный вариант лидера, о чём я писала не раз и в стихах, и в прозе. Тем удивительнее, что радикально другой Иисус смог прийтись мне по душе. Сама недоумеваю и ищу этому парадоксу причины. Одно могу сказать точно: этому Иисусу я ВЕРЮ. От начала и до конца, Миша настолько в образе, что порой даже забываешь, что это игра. Тем самым, наверное, подкупает. Особенно продирает весь второй акт, после ареста. Знаменитая сцена у царя Ирода. Я уже давно привыкла к тому, что зрители здесь смеются. Особенно новички. Возле меня, например, девушки определённо смотрели спектакль впервые – судя по их реакции на жену Ирода, выехавшую на сцену топлесс («Ничего себе!») Наверное, в первый раз оно и правда шокирующе местами, а дальше – очень весело, однако чем чаще эту историю смотришь, чем глубже в неё проникаешься, тем всё больше понимаешь, насколько страшен этот творящийся на твоих глазах резонанс: шик, блеск, золото, пляски, разврат, и на фоне всего этого Содома – измученный человек в рваных тряпках…. И не то, что смеяться, даже улыбаться уже не тянет под эту коронную фразу Ирода: «Ну давай… чуди!» Потому что в этот момент всё моё внимание приковано к выражению лица Иисуса. Боже, как он смотрит Ироду в глаза! Царь хихикает, кривляется, подпрыгивает, как капризный ребёнок: «Ну давай, давай, давай!», а Миша всё смотрит и смотрит ему в глаза, в упор, не мигая, словно гипнотизирует, с такой грустью и чувством собственного достоинства, что я сама, в свою очередь, сижу и любуюсь им невольно. Ирод традиционно задирает подол жене, в надежде хотя бы таким образом вызвать реакцию у пленника, и снова – мимо. Миша даже не моргает, не отводит взгляда, и даже когда его охранники оттаскивают обратно к стене, он и там продолжает всё так красноречиво смотреть на весь этот бардак вокруг. Мне эта картина в память так врезалась, что до сих пор перед глазами стоит. И вроде ничего не сказал, ничего не сделал, а такое впечатление произвёл – до мурашек…Ну а про суд Пилата я вообще молчу. Хотя нет, не молчу. Ибо такого суда давно не видела. Как-то всё так сложилось в этот раз, весь состав – те, кто играют свои роли уже очень давно, а соответственно, уже живут этими персонажами. Бобровский, Панфёров, Климова – это я про них. Когда они все вместе в одной сцене сходятся, получается некий ядерный взрыв. Вот и тут вышел какой-то жуткий апокалипсис в хорошо знакомой мне сцене: мигающий свет, густой дым, громкая музыка, извивающийся под ударами Иисус, мечущаяся по сцене с истошными криками Магдалина – почему-то именно в этот раз было дикое ощущение абсолютной реальности происходящего. То ли Миша как всегда слишком натурально страдает, то ли так ребята расположились удачно, и дымовая завеса как надо легла на общую картину, но я впервые не видела в этом никакой театральной бутафории, и даже моментами думала: а может плеть и правда на него попадает?...А финальный истерически смех Пилата добил меня окончательно…Контрольным выстрелом в мой бедный мозг, вечно жаждущий зрелищ сильнее, чем хлеба. Ложка дёгтя…Хотелось бы, конечно, опустить деликатную тему вокала – тут на вкус, на цвет фломастеры всегда были и будут разными, но я честно стараюсь им проникнуться и даже уже кое-что приятное для себя нахожу. В лирических темах, например, Мишин голос мне даже нравится очень – в дуэте с Магдалиной, например. А в этот раз и последний куплет Гефсимании лёг мне на слух вполне ровно, что вообще удивительно. Но я поняла – почему. У Миши лирический тенор, и ему идёт спокойное исполнение. Пока он поёт именно так, я его слушаю, но… любые его попытки кричать-визжать я воспринимаю в штыки. До того, что хочется уши заткнуть. Во-первых, этот Иисус – слишком мягкий, чтобы так визжать, ему банально это НЕ ИДЁТ. А во-вторых, на мой взгляд, у него это просто не очень удачно получается. Я так считаю вовсе не из-за того, что я типа такая фанатка Матвейчука и только его вокал для меня идеален. Нет. Я всегда объективна в таких вещах и просто озвучиваю свои ощущения. У Матвейчука, по словам некоторых антифанатов, Иисус был чрезмерно истеричный. Так вот, такому «истеричному» Иисусу самой природой и темпераментом было положено визжать до умопомрачения. Не говоря уже о том, что эти визги у него были фирменными, рОковыми, ибо его тенор как раз на тот момент был больше рОковым, нежели лирическим. Ему. Это. Шло. И точка. Мише – не идёт. И на мой скромный взгляд, делает он это зря. Но это всего лишь моё ИМХО, которое никак не влияет на восприятие этого образа в целом и ничуть не уменьшает моей безграничной симпатии к Мише Панфёрову. Артист он прекрасный, и эмоции мои вызывает. Поклоны…Как всегда шумные, праздничные поклоны – такое только на ИХС бывает. И я, конечно, не могу на этот спектакль идти с пустыми руками. Никогда не могу. Не знаю – кому и чего хочу подарить, но знаю, что претендентов будет много, и мне будет сложно выбрать кого-то одного. Но на много букетов у меня не хватает финансов. Долго я заморачивалась по этому поводу. Филиппову или Емельянову?...Мише или Саше?... Там ещё и Прокошин на горизонте желаний маячит, но он от меня далеко стоит, и специально я к нему ползти не буду. А Симон и Анна на поклонах – аккурат около меня стоят, на расстоянии вытянутой руки. Встала – вручила – села. Красота. Вопрос: кому из них? В итоге решила не заморачиваться. Я сижу прямо у сцены, а значит, всегда успею. Посижу, подожду, пока все остальные свои цветы не раздадут, посмотрю – кто останется без букета, тому и подарю. Так и вышло, собственно. Как только поклоны начались, вижу Катю с Юлей, пробирающихся к сцене с букетом. Одним. Определённо, кому-то из мальчишек. Ну вот, сейчас всё и решится, стало быть. Вижу, как Юля протягивает цветы Саше, и почти следом за ней, чуть ли не на автомате, подскакиваю и вручаю цветы Мише. Вот и славненько. Вот и чудненько, избавили меня девчонки от проблемы выбора, а то я всё голову ломала: кому да кому? А так, душа на месте – все в порядке и все оцветочены. Ну вот, кажется, про всё рассказала, ничего не забыла. Время пролетело незаметно. Оттянулась, душу отвела, дымом надышалась. Так забавно – плывёт на первые ряды густой туман из дыма… Кто-то рядом со мной кашляет, кто-то программкой обмахивается, а я наоборот, сижу и вдыхаю его, как нечто священное, словно атмосфера спектакля и меня задевает каким-то чудесным образом через этот дым…И я становлюсь соучастником этого действия….Ну что ж.. До встречи, ИХС…Теперь уже, скорее всего, только летом…

ПАПА: Ellen79 пишет: поэтому не знаю, бывала ли раньше эта фишка с курением на «Предательстве»?

Ellen79: ПАПА нет, ну я подозревала на самом деле, что такое уже было. Помню ещё в какой-то видеозаписи видела Сенченко, развалившегося на сцене с сигаретой))) Прикол-то в том, что я своими глазами такое впервые увидела и меня это безумно повеселило)

ПАПА: Ellen79, ага, учитывая этот мегаидиотский и ни_разу_не_продуманный закон о курении

Конфетка: Лучшего спектакля в своей жизни я еще не видела! Составе Анохин-Ярёменко-Климова, по-настоящему можно назвать наилучшим! Этот спектакль мы с другом видели можно сказать первый раз, (точнее я видела, но в тот раз почти ничего не поняла). Не понимаю отзывов про то, что у Иуды непонятны слова, из-за рычания (?!) Абсолютно всё понятно.. Я любитель театров, и к одним из самых любимых артистов присоединился и ВВЯ) Преклоняюсь и перед Ириной Климовой и Валерием Анохиным, столько эмоций, что не описать всего. Из прошлого похода запомнился, конечно, Богданов, но, увидя ВВ, поняла, что у Богданова не хватает чертовщинки (да, от бешеных глаз я в восторге, и не просто голос, а голосище-это факт). Разрываясь от эмоций пришла к выводу, что баритон Ярёменко мне ближе и образ в целом тоже). Гефсимания у Анохина-восторг! Сцена Пилата с Магдалиной-слезы! P.S. Извиняюсь за сумбурное изложение эмоций, этот музыкальный спектакль я не забуду еще долго, и обязательно вернусь вновь))

Салина: Отзыв скопирован из групп вконтакте (и прикреплены фотографии с нашего сайта и ссылка на фотоальбом). Признание в ЛЮБВИ театру им. Моссовета, Ирине Климовой, Валерию Ярёменко и Валерию Анохину. 9 февраля мы с дочкой были в очередной раз в театре им.Моссовета на рок-опере "Иисус Христос - суперзвезда". Хочу сказать СПАСИБО любимому театру за то, что уже почти 25 лет, три раза в месяц при полном аншлаге ставится эта рок-опера. СПАСИБО Художественному руководителю театра - Народному артисту РФ - Павлу Осиповичу Хомскому за то, что 25 лет тому назад вместе с Сергеем Борисовичем Прохановым не побоялись поставить одну из первых рок-оперу на сцене театра им.Моссовета. Хочу признаться в ЛЮБВИ замечательным артистам театра. Дорогая, любимая, нежная Ирина Климова. Спасибо за Ваш незабываемый хрустальный голос, за Вашу игру, за Вашу жизнь на сцене, за слезы, которые я вместе с Вами выплакала. Каждый раз вместе с Вами я проживаю любовь и радость, разочарование и горе. Мурашки покрывают всё тело, когда Вы поете "Как его любить". Слёзы капают из глаз, когда Вы просите Пилата помиловать Христа. Я так же как и Вы страдаю от своего бессилия, что не могу спасти Иисуса. Вы такая хрупкая, но такая сильная. Спасибо за Ваше умение делиться со зрителями своими чувствами, переживаниями и эмоциями. Вы - яркая и талантливая артистка. Очень Вас люблю. Уважаемый Валерий Ярёменко. Безумно нравится Ваше обаяние. Влюблена в Ваш мощный голос - то высокий, то низкий, то душераздирающий, то тихий и вкрадчивый. Покорена Вашей пластикой, умением двигаться, актерским талантом. Каждый раз я переживаю терзания души Иуды, которого Вы играете. Боль на Вашем лице, напряжение в каждом мускуле, ужас и страдание от совершенного Иудой предательства, борьба добра со злом передаются мне. Я покорена Вашей харизмой. Спасибо за Вашу великолепную талантливую игру. Уважаю и люблю Вас. И конечно же, горячо любимый Валерий Анохин. Спасибо, что теперь Вы с нами. Рада, что Вы вернулись в Россию. Ваш Иисус - трогательный, понимающий и прощающий. Ваш безумно красивый голос заполняет все уголки моего сердца и души. Я слушаю Ваши арии и растворяюсь в них. Сопереживаю и сочувствую. Ваш дуэт с Марией полон любви и нежности. Мурашки и слезы накрывают меня, когда Вы поете Гефсиманию, когда Вас бьют плетью. Вы - потрясающий певец, талантливый артист. В Вас всё гармонично: внешность, голос, эмоции. И все это соединяется в мужском магнетизме. Спасибо за эмоции, которые Вы дарите мне и зрителям. Спасибо за возможность пообщаться с Вами после спектакля. Уважаю и люблю Вас. Я прихожу на рок-оперу с 1991года, и помню Вас всех еще по тем спектаклям. Годы идут, но эмоции, которые я получаю от Вашей игры, не угасают с годами, а наоборот становятся сильнее и ярче. Спасибо, ДОРОГИЕ, ЛЮБИМЫЕ артисты за то, что мне хочется возвращаться в театр, к Вам и смотреть полюбившуюся рок-оперу. Спасибо за то, что у меня и зрителей есть возможность посмотреть ВАС ВМЕСТЕ - это СЧАСТЬЕ! Спасибо за радость, которую Вы дарите своей игрой и своими голосами. Обязательно приду ещё и ещё раз в театр им. Моссовета на рок-оперу "Иисус Христос - суперзвезда". И конечно же цветы для Вас, как всегда, от меня и моей дочки Александры. С уважением, Сарманова Марина http://vk.com/id218114702

MonaLisa: Спектакль 16 февраля «Иисус Христос Суперзвезда» это нечто!!!!!!!!! Это было больше, чем потрясающе и великолепно!!! И мне искренне жаль тех, кто не попал на него!!! Как всегда порадовал изумительно выставленный звук. Звуковики – Чудо!!! В этот день несказанно удивил меня балет!!! Танцевали с такой сильной энергией и отдачей задав весь ритм и настроение спектаклю. Артисты балета создали очень реалистичный мир жестокой и беспощадной толпы, травящей несчастного Пророка, а также очень реалистичны были сцены вакханалии торговцев на рынке и калек, которые казалось вот-вот разорвут Иисуса желая получить от него немного благодати и исцеления. Мне действительно было страшно в этой сцене!!! Сегодня Оскара хотелось дать даже всему балету!!! Реально, ребята танцевали как в последний раз с бешеной энергией и отдачей!!! А артисты!!! Как играли артисты!!!!!!!!! Евгений Вальц в роли Иисуса был Божественен!!!! Я сидела и не верила своим глазам, что можно с такой стопроцентной отдачей сыграть весь спектакль. И по голосу и по эмоциональному накалу игра Евгения была настолько мощной , что это даже не передать словами!!! Изгнание Торговцев из Храма, как сильно прозвучало: «Вон, негодяи вон!», Сцена с калеками… Тайная вечеря, когда он кидает гневное Иуде в ответ на вопрос «Не я ли учитель?», «Ты знаешь кто!»,открыто укоряя последнего в предательстве. А Гефсиманию на мой взгляд Евгений не проиграл, а прожил каждой частицей своей души. С каким иступленным отчаянием Иисус Евгения вопрошает у Бога «Мне надо знать Боже, мне надо знать…За что мне смерть?!» Я боялась , что на финале Гефсимании Иисус Евгения реально упадет замертво от отчаяния и усталости. Но подобно Фениксу возродившемуся из пепла гордый Пророк все же находит в себе подняться и встретиться лицом к лицу с грядущим: «Но я выпью чашу эту! Пригвозди меня к распятью!» решительно произносит он, обращаясь к Богу. Андрей Богданов – Бесподобен!!! Еще один артист который меня поразил!!! Его Иуда – это мятущяяся душа, герой, который ,на мой взгляд, просто не может найти свое место в этом мире. Я даже не назову его ведомым героем, он тоже сам по себе, но в отличие от Иисуса он не созидатель, а разрушитель. Чтобы обрести Истину, надо обрести прежде покой в своей душе, а этого то у Иуды как раз нет. Прекрасны сцены в Иерусалиме, когда Иуда говорит Иисусу: «Но неужели их слепая вера так важна тебе? И в чем же смысл ученья твоего?», что говорит о нем, как в общем о не глупом и думающем человеке, который тоже в чем-то прав и видит происходящее вокруг Иисуса в истинном свете!!! Кстати Иуда Андрея довольно неохотно и вовсе не радостно предает Иисуса, видно с какой душевной мукой ему даются слова «В ночь с четверга на пятницу вы найдете его в селе Гефсимания». Великолепна сцена Повешения, с каким душераздирающим отчаянием Иуда Андрея восклицает: «Боже правый! Зачем ты выбрал меня! Ты убил меня!»… Великолепно Евгений и Андрей сыграли в сцене Тайной Вечери, своей мощной энергетикой усилив накал между их героями- антиподами, которые являются настолько разными мирами, один возвышенный, думающий о высшем смысле, другой земной, живущий страстями, что кажется им никогда не понять друг друга. Евгений и Андрей, два блестящих артиста, которые с каждым спектаклем все более совершенствуются и раскрываются для меня новыми гранями своего таланта. Все больше и больше меня радует Анастасия Макеева в роли Магдалины. Особенно сегодня я почувствовала энергетику от её игры. Очень красива в её исполнении «Колыбельная», просто бесподобно прозвучал дуэт Иисуса и Магдалины, когда на финале Анастасия и Евгений слились голосом в одно целое, показав, насколько Магдалина и Иисус чувствуют друг друга и находятся на одной волне. Удивила Анастасия исполнив арию Магдалины, когда она поет: «Дай испить мне чашу эту, пригвозди меня к распятью!». Очень сильно!!! Прекрасен был Александр Бобровский – Понтий Пилат. И опять Александр находит новые интонации, заставляющие посмотреть на его героя в ином свете. «Что есть истина!» произносит Пилат Александра в разговоре с Иисусом. Но это не вопрос , обращенный к Иисусу, это грустная самоирония Пилата Александра: «Мол если даже я не знаю, что такое Истина, то откуда тебе оборванец это знать, а я много чего повидал на земле, поболе твоего». А как он произносит, обращаясь к Кайафе: «Пусть судит он!», подразумевая Ирода. Как бы говоря своему врагу, знаю, какую подлость ты задумал, хочешь моими руками устранить своего конкурента? Так вот я на это не подписываюсь! Разбирайтесь без меня!» Однако Пилату устраниться от этого дела не удается и вот он уже кричит в отчаянии на суде: «Умри если хочешь, наивная кукла!» Александр – Блестящий артист, который каждый спектакль делает своего героя интересным, раскрывая его с неожиданной стороны!!! Мощный и воинственный и в то же время себе на уме Симон Олега Кузнецова!!! Тоже один из артистов который привносит много жэнергетики и драйва в спектакль!!! Прекрасны были Первосвященники в исполнении Вячеслава Бутенко, Леонида Сенченко и Андрея Межулиса. А также отрицательно-забавный царь Ирод в исполнении Андрея Смирнова. Только Андрею удается смешное совместить в одной роли отрицательное со смешным. Посмотрев спектакль «Иисус Христос суперзвезда» от 16 февраля хочется сказать вот так и надо играть!!! Надеюсь артисты не опустят высокую планку, взятую в этом спектакле!!!

Sakrifika: Как говорится, лучше поздно, чем никогда. Сейчас, когда уже до календарной весны осталось меньше недели, я решила засесть за отзыв о посещении спектакля «Иисус Христос – суперзвезда» в театре им. Моссовета 14 января 2015 года. Не могу сказать, что я очень долго собиралась мыслями, именно поэтому так оттягивала написание отзыва. Наверное, я сошлюсь на бешеную занятость, и на то, что крайне трудно писать что-то новое о спектакле, который я видела более 20 раз. Казалось бы, что можно найти в этом спектакле нового? Это и не давало мне покоя некоторое время. Именно поэтому, в отличие от прошлых лет, когда я ходила на этот спектакль едва ли не каждый месяц, я очень тщательно подбирала состав и дату. Отвергая одну за другой, я остановилась на 14 январе, что было спустя почти десять месяцев после моего последнего посещения (18 марта 2014 года). Зато, какой был состав! Но обо всем по порядку. Едва на сайте спектакля появились две главные фамилии (Вальц – Гусева), я решила, что надо немедленно бежать за билетом. Удивительно, но билетов оказалось довольно мало, не смотря на то, что это был вечер рабочего дня. Таким образом, я оказалась в первом ряду ложи № 3 бель-этажа. Но расстраиваться от того, что мне не удалось сесть близко, я не спешила. Во-первых, я мысленно повторяла фразу: «Что я там не видела?», а, во-вторых, зная прекрасный зал театра им. Моссовета, я была уверена, что видно мне будет очень хорошо. К тому же, я воспользовалась биноклем, благодаря которому мне казалось, что все артисты находятся вовсе не далеко на сцене, а прямо передо мной. Первое, что я увидела, войдя в зал, это был новый занавес. Из привычного желтого он превратился в темно-бардовый, бархатный. Что вновь напомнило мне о том, насколько редко я теперь бываю в любимом театре. Да, редко. Зато хожу только на те спектакли и те составы, которые мне действительно нравятся. Прозвенел третий звонок, зал погрузился в темноту, а я уже замерла в ожидании появления синедриона. Если руководствоваться данными сайта театра им. Моссовета, то на сегодня были заявлены Владимир Прокошин, Леонид Сенченко, Андрей Межулис. Какое же было мое удивление, когда я увидела, что на сцену вышел Вячеслав Бутенко! При всей моей любви и уважению к Владимиру, я была очень рада – на сцене был «старый» синедрион в полном составе! И это был не единственный сюрприз этого дня. Когда я только покупала билет, на сайте спектакля стоял состав: Иисус – Евгений Вальц, Магдалина – Екатерина Гусева и Иуда – Валерий Яременко. Скрипя зубами, я решила, что ради Вальца и Гусевой в дуэте вполне могу послушать и Яременко. Но, все же, звезды были ко мне благосклонны, и в этот день на сцену в роли Иуды вышел Александр Емельянов! Помню, как видела его на капустнике в честь 900-ого спектакля «Иисус Христос – суперзвезда», помню, как была на его первом спектакле 1 марта 2013 года, и уже тогда я сказала, что как только Саша разыграется, у него получится прекрасный Иуда. Спустя два года, я поняла, что это время наступило! Я глаз не могла оторвать от Александра. Следила за каждым его движением, следила за его героем, ждала каждой арии и получала удовольствие от каждой сцены. А в конце спектакля очень жалела, что не прихватила букетик цветов. Однозначно, если бы он у меня был, он достался исключительно Саше. Еще одним сюрпризом, который я вовсе не ожидала, был Валерий Сторожик в роли Пилата. Изначально был заявлен Александр Бобровский, и я была вполне настроена на него. Не смотря на то, что я люблю Бобровского, как артиста, мне по-прежнему приятнее видеть Валерия Степановича на сцене в роли Пилата. Хотя бы из-за арии «Сон Пилата». В исполнении Александра она не так сильно меня трогает. Уж не знаю почему. Тут, думаю, действует принцип: «на вкус и цвет». В общем, к концу первого акта я делалась все счастливее и счастливее. И так к идеальному составу прибавлялись любимые артисты по ходу действия. Но все же, еще об одной замене я начала подозревать еще во время антракта. Как я и думала, вместо Антона Аносова на сцену вышел Андрей Смирнов. Не могу сказать, что я удивилась. Какое-то внутренне чутье подсказало, что будет именно он. Впрочем, Андрей, как и всегда, был великолепен в этой роли, поэтому сцена «У царя Ирода» прошла у меня на одном дыхании. Не устану повторять, что его шикарное «Потом!», обращенное к юродивому всегда почему-то меня умиляет. Сам по себе второй акт для меня идет всегда сложнее, чем первый. Там решается судьба, там ставки выше, там речь уже идет о жизни и смерти. Но в этот раз, благодаря прекрасным артистам, которые были на сцене, я буквально окунулась в события, которые происходят на сцене. Я следовала за Иисусом, переживала с Марией, ощущала предательство Иуду, чувствовала его безысходность и ликование первосвященников. Совсем по особому звучали арии «Тайная вечеря» (не самая моя любимая ария, к слову), «Гефсимания» и «Арест». Это были не просто арии, это была история. История, рассказанная по средствам вокала. Сколько раз ловлю себя на мысли, почему они актеры нравятся, а другие – нет. «На вкус и цвет», - скажете вы. Но нет, и вкус, и цвет должен на чем-то базироваться. Хотя бы на своем мнении, которое тоже строится на чем-то. Но на чем? Уже сейчас, спустя более, чем месяц после спектакля, сидя дома, слушая запись и строча отзыв, я вновь задумываюсь об этом, едва понимаю, что теперь мне следует написать о дуэте, который привел меня на спектакль 14.01.15. О Евгении Вальце и Екатерине Гусевой. Почему же, пропуская спектакль за спектаклем, я шла именно на них? Потому что только они дают мне то ощущение, что я нахожусь не в театре им. Моссовета в удобном кресле с биноклем в руках, а в Иерусалиме. Вместе с ними я становлюсь свидетелями этой истории, сопереживаю, сочувствую. Вижу то, что подразумевает сюжет. Вижу не игру актеров, а жизнь персонажей. К этому, пожалуй, стоит добавить, что с точки зрения актерской игры и вокала мне очень нравятся и Евгений, и Екатерина. Я видела их в разных ролях – и в драматических и в музыкальных спектаклях (мюзиклах), и каждый раз ловила себя на мысли, что с удовольствием наблюдаю за их игрой, даже, если это не «Иисус Христос – суперзвезда», даже если они не в дуэте. Талантливые люди, прекрасные вокалисты, замечательные актеры, которые позволяют на пару часов оказаться в ином месте, в иной реале, иной вселенной – думаю, этого вполне достаточно, что сказать: «Да, я лучше буду ждать полгода или год, но пойду только на них!».

ПАПА: НАШ ЛЮБИМЫЙ РОДНОЙ СПЕКТАКЛЬ - С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ!!!

ПАПА: Отзыв Кати Щербаковой о спектакле 09.08.15 (с разрешения автора): Скажу сразу, что я не очень хорошо представляю себе, как будет выглядеть мой отзыв по данному спектаклю, потому что за 11 просмотров было сказано много слов, было много эмоций, а повторяться мне совершенно не хочется. Ну, то, что эту рок-оперу я люблю всей душой можно понять хотя бы из количества просмотров. Все мы немного мазохисты, но не настолько что бы смотреть то, что мне не нравится с завидной регулярностью. Итак, воскресенье, 9 августа, Катя случайно оказалась в театре. Честно, случайно: вышла вроде бы как погулять, а очнулась у входа в Моссовет с билетом в руках. Магия, не иначе! Мне совершенно не хочется разбирать спектакль по косточкам, детально обсуждать каждого персонажа….Так что будет максимально коротко и в общем. Хотя, пожалуй, выделю Андрея Богданова. Вот она – причина моего очередного похода в театр, очень уж я соскучилась за лето по его Иуде! По иронии судьбы именно в тот день у меня было непреодолимое желание расслушать до мелочей «Предательство Иуды». Вот, на сцене появляется Савл…. Вот бежит Иуда…. Вот его бьют, поднимают на руки и….. ничего! Ну да, нельзя сказать, что звук и микрофоны – это сильная сторона Моссовета. Андрей геройски спел эту арию без микрофона, а я сидела и понимала, что я бы психанула, развернулась и ушла xD Вполне заслуженные овации по окончании его партии, а на сцене тем временем Савл должен взять Иуду и мотать его по сцене со словами «Ты зачем пришел, Иуда, к нам в совет». Вот мне всегда за Иуду страшно в этот момент, потому что Савл так знатно таскает его за волосы, бррр! Но тут Нил-Савл, видимо решил, что у Андрея и так стресс и не стоит его еще и по сцене из стороны в сторону мотать, так что он просто его обнял и в самом конце отвесил небольшой подзатыльник. Это было просто до ужаса мило =) В финале же Андрей тоже крайне порадовал: сам пошел к Марии обниматься, настойчиво приглашал ее на свой байк… Настолько настойчиво, что Иисус грустно пошел к своему, видимо, не рассчитывая уже на Марию. Но Мария-таки осталась верна, на что довольно явно обиделся Иуда. Вот, кстати, и ответ на вопрос «зачем ты, Катя, столько раз ходишь одно и то же смотреть?». Вот ради таких вот мелочей, которые не заметишь с первого-второго раза, ради того что бы увидеть импровизацию, хотя бы ради этого. Еще мне с каждым разом все больше нравятся «арбузики»-первосвященники. В воскресенье была юная гвардия «арбузиков», ранее не доводилось видеть их в таком составе. Что касается Иисуса. Был Евгений Вальц. Учитывая, что последнее время я хожу на одного и того же Иисуса – я немного опасалась, смогу ли я воспринять другую подачу этой роли. В итоге опасения мои оказались напрасными, ничего мне уши и глаза не резало, Женя молодец! Вопрос личного восприятия: да, другой Иисус мне ближе, но это ТАКОЕ дремучее ИМХО, что мне даже стыдно за то, что я эту мысль все-таки озвучила. По самому спектаклю. Все-таки без повторений не удастся. Постановка действительно относится к разряду must see. Музыка, ставшая классикой, чудесный вокал, непередаваемые эмоции… Вот, вроде бы, 25 лет спектаклю, он объективно не без «косяков», но я готова возвращаться туда снова, снова и снова. Спектакль вообще находится вне времени и пространства, но это не напрягает от слова «совсем». У меня вопрос к постановщикам: что вы подсыпаете в свой спектакль? Пока писала этот пост – ощутила острую необходимость пойти на спект снова. И совсем немножечко дегтя, прям крошечную ложечку: минусы там есть, однако, на фоне тех плюсов, что есть – их легко потерять, было бы желание. Если коротко: идеально было бы услышать живой оркестр, живой хор и научить балет синхрону. Вот, пожалуй, это единственные изменения, которые я бы внесла, будь моя воля.

ПАПА: «ИХС», 17 августа 2015 г. (о спектакле) На сцене театра им. Моссовета спектакль «Иисус Христос – суперзвезда» идет уже свыше 20 лет с неизменным аншлагом, что не удивительно. Каждый раз в игре актёров улавливаешь новые детали, раскрывающие художественность и многогранность создаваемых ими образов. Впервые увидела данную постановку только в этом году и первое, что вспоминаю - это почти магическое ощущение переноса сознания во времени и пространстве. Драматургические сюжетные линии, подобно кружеву, вплетают одно действие в другое, не давая опомниться. Все действия эмоционально наполнены и хорошо чувствуются зрительным залом. Каждый персонаж, существующий в пространстве сцены, создаёт свой уникальный образ, однако все они формируют особое единое энергетическое поле, притягивающее внимание зрителя от начала и до финала! Источник - оф.паблик Валерия Анохина

ПАПА: Впечатления Алексея Макарова от возвращения в ИХС (с его страницы в фб): Отыграл Ирода в "Иисус Христос- суперзвезда". Хотел быть дерзким. И пренебрежительным. И изящным, как подсвешник. Перехотел. Забыл мой растущий организьм, как это- одновременно петь на опоре и танцевать самозабвенно, высоко задирая корявую ногу в батмане. За 15 лет та.. К третьему куплету думал только одно- кислороду бы мне, или просто полежать. В виде поленницы. Весь первый ряд забрызгал. Не говоря уже о партнёрах. На спортивной злости вырулил. Артистки балета опять же- смотрят. Ну просто- наблюдают. Но внимательно. Видали они таких залётных лосей.. Дирекция в зале, друзья пришли " мы чиста паддиржать". Тут уже заднего не дашь. За базар надо вывозить. Низкий мой поклон артистам балета, всем службам театра, всем, кто, хоть и хихикая, одобрил эту безумную идею и принял живое участие. Всем, кто наговорил мне гору незаслуженно добрых слов, после которых хочется совершить подвиг. А потом ещё один. Люблю вас, люди. Я- счастливый человек. Следующий спектакль 3-го января. Да пребудет с нами сила.. Отзыв vovse_ne о спектакле 24.12.15: «Иисус Христос — суперзвезда»: Будулай вернулся!.. В прошлых отзывах я уже впечатляла вас, друзья, тем фактом, что «Суперзвезда» в декабре усладит мой взгляд (а местами — и слух) аж трижды. Но если 9 числа спектакль оказался внезапным, а 16-го случился долгожданный тысячник, то 24 декабря была самая обычная «Суперзвезда», которую я при этом ну никак не могла пропустить. Я уже писала, что логические измышления ещё в ноябре привели меня к выводу, что на 1000-м спектакле «Гефсимания» достанется Анохину. Так что я просто решила, во-первых, порадовать себя этой вещью в исполнении волшебного Вальца, а во-вторых, закрыть мюзикловый год тем, что я особенно нежно и трепетно люблю. Известие же о возвращении на роль Ирода Алексея Макарова хоть и ввергло меня в восторженный ступор (я, помнится, минут 15 силилась понять, несмешная ли это шутка, или мир сошёл с ума), но ничего уже не решало — оно стало своеобразным бонусом к предвкушаемому мной празднику жизни. Одно плохо: в день спектакля я с трудом могла принять вертикальное положение, любуясь на красивую цифру «39» на градуснике. Но искусство — оно лечит, и в итоге я не только выжила, но и вполне уверенно ориентировалась в пространстве. (Это я так изощрённо оправдываюсь перед теми, с кем в тот вечер общалась в стиле Неадеквата Неадекватыча — когда изображаешь из себя кипящий чайник, думать получается так себе…) И как же здорово, когда спектакль, который ты знаешь уже 21 год, и в котором не ожидаешь уже ничего непредсказуемого и нового, умудряется тебя удивлять и радовать!.. Я с такой теплотой вспоминаю многое из того, что происходило на сцене, что сегодня буду только восхвалять. И ведь есть кого и за что! 1. Нил Кропалов — Савл. Тысячник не считается — там Нилу толком показать себя не дали. Потому 24-го числа я имела счастье впервые увидеть его работу. Друзья, это просто восхитительно!.. Наконец-то, впервые за долгие годы (и после Бобровского), в окружение Кайафы-Бутенко проник ЖИВОЙ человек!.. Небольшая роль — но с таким вниманием, тщанием и уважением сделанная, что это даже не глоток свежего воздуха для меня был, а кондиционер, на всю мощность включенный. Нил — красавец!.. 2. Александр Емельянов — Иуда. Окончательно я им прониклась. Ну, и пусть верхи не тянет — Емельянову прощаю всё! Это абсолютно не такой Иуда, к какому мы привыкли за долгие годы походов в Моссовет. Он вообще не виноват — так само получилось. Он же не хотел ничего плохого, правда?.. Он просто слабый, незрелый и инфантильный человек, а обстоятельства кааак взяли, да каааак оказались против него… И впервые Иуда не перетягивает одеяло на себя: в этой истории с подачи Саши главный — Иисус, и она, история, поворачивается каким-то новым, трогательным и душещипательным углом. Актёрская же работа Емельянова для меня — выше всех похвал. Он крайне убедителен и точен в том, что несёт залу, а его отношение к деталям завораживает. Прибавьте сюда редкое обаяние артиста, и, может, окончательно поймёте, почему я люблю его Иуду. 3. Евгений Вальц — Иисус из Назарета. Тот, ради кого я и поползла в Моссовет в полубессознательном состоянии. Человек, которому я настолько верю в роли Иисуса, что хочу орать в сторону сцены: «Он нарисованный!..» (с) «Растратчики». Женя меня поражает и вгоняет в восторги. Он идеален и вокально, и актёрски, на сцене Вальц, кажется, действительно проживает всё происходящее. Я не перестаю восхищаться этим артистом, и честно скажу: уже хочу увидеть его снова. Эта трава меня не отпускает, хоть ты тресни. :) Однако, это я на Вальца с Емельяновым шла, а для большинства нормальных людей главным событием вечера стал камбэк Алексея Макарова. Лёша, конечно, герой. Войти в ту же реку 15 лет спустя мало кто отважится. А сделать это так, чтобы народ ещё и в восторге остался от твоей работы — вообще большое дело. И не помешала ни включённая чуть позже фонограмма, ни вырубившийся микрофон (Макаров молодец, мгновенно сориентировался и всё исправил) — ничего. Был смачный такой, яркий Ирод — в лучших традициях Алексея. Я сидела и вытирала скупую слезу, предаваясь ностальгии и вспоминая детство босоногое. Вот скажу, как на духу: на настоящий момент Ирод-Смирнов мне роднее (а как иначе — я его столько лет почти без замен вижу). Но Макаров — он крутой, вот ничего не попишешь. В следующий раз вообще зажжёт — первое волнение же уже улеглось. Что ж, «Суперзвезда», мы с тобой ударно проводили год 2015-й. Увидимся теперь в следующем. А я приду, никуда не денусь. :)

ПАПА: Отзыв vovse_ne о спектакле 03.01.16: «Иисус Христос — суперзвезда»: с Новым театральным годом!.. Прошлый отзыв — и так уж сложилось, что он был датирован 24 декабря, а писала я о том же спектакле, что и сегодня, — я закончила словами: «Что ж, «Суперзвезда», мы с тобой ударно проводили год 2015-й. Увидимся теперь в следующем. А я приду, никуда не денусь». И что? Пришла. Не делась. Это был тот ещё квест — попасть в зрительный зал. Билеты на 3 января были выкуплены подчистую уже давно, и я зря обновляла страницу Тикетленда в надежде увидеть слетевшую бронь. Так что спасибо прекрасным А.П. и В.М.Б. за то, что мы с пожелавшим приобщиться к прекрасному мужем заняли козырные места в амфитеатре (вот откуда я сто лет не смотрела «Суперзвезду»!..) и внимали… Эдакий новогодний поход в театр получился — и как же здорово, несмотря ни на что, что именно такой. Увы и ах, в последний момент стало известно, что в рядах Иуд произошла замена: вместо Саши Емельянова на поле выходит Валерий Ярёменко. А сам Емельянов надевает полосатый костюм и предстаёт в роли первосвященника Анны. А я-то, знаете ли, настроилась на своего любимого на сегодняшний день Иуду смотреть. Впрочем, могу только порадоваться за поклонников Валерия Васильевича, которым выпал случай внепланово полюбоваться на этого замечательного артиста. Зато я по очереди изучаю «молодых первосвященников». В декабре мне показали шикарного Кропалова, сейчас — Емельянова (да он везде хорош, даже в по сути небольшой роли Анны). Не удивлюсь Прокошину в следующий раз. Хотя Бутенко — это наше всё, конечно. Зато был мне Пилат-Бобровский, на которого я могу смотреть вечно. А слушать — ещё дольше. Про Иисуса-Вальца, ради которого я в очередной раз по большей части и отправилась в Моссовет, я вообще молчу. Поскольку сидела я далековато и оценить мимику и жесты толком не имела возможности, всё своё внимание я обратила на вокал. Вот как можно таким соловьём быть, скажите мне?.. Александр Алексеевич и Евгений Виллиевич в данном спектакле, безусловно, мои личные суперзвёзды. И мой любимый момент: допрос Пилата в версии Бобровского, Вальца и Бутенко… Звенящая тишина в зале — и чудеснейшая, глубокая партнёрская работа на сцене. Все трое здесь красавцы. А вам, я полагаю, опять интереснее всего про Алексея Макарова в роли Ирода читать. Его второй после 15-летнего перерыва спектакль прошёл так, как будто и не было столь длительной разлуки. Ну, наверное, поулеглось волнение (я же не ошибусь, если предположу, что 24 декабря оно имело место быть?..), мизансцены устаканились и было понятно заранее, что зритель примет этого Ирода на ура. Я упорно продолжаю стоять на своём: мне вариант Смирнова ближе (это как с Пилатами: обожаю в этой роли Яцко, но Бобровский — безусловный the best среди меня). Но если я попробую заявить, что Макаров — не крут, то нагло совру. Это такой Ирод-феерия, фонтан энергии и безбашенности. В общем, я опять вернулась в детство — в то время, когда в программке рядом с фамилией Макарова было в скобочках указано: «Учащийся студии театра», а деревья в саду Аквариуме были большими. За одно это — большое спасибо. В общем, говорите что угодно: и что постановка устарела, и что костюмы бы поменять народу, и что кое-кто поёт не так, как хотелось бы не глухой общественности… Люблю я «Суперзвезду». А если в главной роли ещё и Евгений Вальц, то, вон, даже полушпионским образом в театр при стопроцентно выкупленных билетах проникаю (и ещё раз низкий поклон А.П. и В.М.Б.). Потому что этот спектакль давно уже стал частичкой моей души. И кто сказал, что это плохо?.. PS. Кстати, меня просто поразила акустика театра. Оказывается, все звуки, раздающиеся на сцене или в зале, как по стенкам чаши, поднимаются точнёхонько в амфитеатр. Так что я вдоволь насладилась топотом балета, выдохами дымовых машин, скрежетом первосвященничьей решётки и диалогами публики. А уж когда в один из самых напряжённых моментов кто-то в партере начал конфетку разворачивать (медленно так, вдумчиво), мне показалось, что этот прекрасный человек из калаша стрелял. Внизу ничего этого не слышно, что характерно. Так что, господа, пожалейте сидящих на верхотуре, кушайте конфеты в антракте.



полная версия страницы